Skip to main content

ТЕКСТ 11

Text 11

Текст

Text

ктгаса та прарудантам акшиӣ
кашантам аджан-машиӣ сва-пин
удвӣкшама бхайа-вихвалекшаа
хасте гхӣтв бхишайантй авгурат
kṛtāgasaṁ taṁ prarudantam akṣiṇī
kaṣantam añjan-maṣiṇī sva-pāṇinā
udvīkṣamāṇaṁ bhaya-vihvalekṣaṇaṁ
haste gṛhītvā bhiṣayanty avāgurat

Пословный перевод

Synonyms

кта-гасам — совершившего проступок; там — Его (Кришну); прарудантам — плачущего; акшиӣ — оба глаза; кашантам — трущего; аджат-машиӣ — те, что были накрашены черной тушью, которая из-за слез теперь растеклась по всему (Его) лицу; сва- пин — Своей рукой; удвӣкшамам — того, кого созерцала в таком настроении матушка Яшода; бхайа-вихвала-ӣкшаам — того, в чьих глазах был сильный страх (перед матерью); хасте — рукой; гхӣтв — поймав; бхишайантӣ — грозящая (матушка Яшода); авгурат — слегка пожурила.

kṛta-āgasam — who was an offender; tam — unto Kṛṣṇa; prarudantam — with a crying attitude; akṣiṇī — His two eyes; kaṣantam — rubbing; añjat-maṣiṇī — from whose eyes the blackish ointment was distributed all over His face with tears; sva-pāṇinā — with His own hand; udvīkṣamāṇam — who was seen in that attitude by mother Yaśodā; bhaya-vihvala-īkṣaṇam — whose eyes appeared distressed because of such fear of His mother; haste — by the hand; gṛhītvā — catching; bhiṣayantī — mother Yaśodā was threatening Him; avāgurat — and thus she very mildly chastised Him.

Перевод

Translation

Когда матушка Яшода поймала Его, Кришна еще больше испугался и сознался в Своем проступке. Глядя на Него, она видела, что Он плачет и Его слезы смешиваются с сурьмой, которой обведены Его глаза. Оттого, что Он тер глаза руками, сурьма размазалась по всему лицу. Держа своего очаровательного сына за руку, матушка Яшода принялась журить Его.

When caught by mother Yaśodā, Kṛṣṇa became more and more afraid and admitted to being an offender. As she looked upon Him, she saw that He was crying, His tears mixing with the black ointment around His eyes, and as He rubbed His eyes with His hands, He smeared the ointment all over His face. Mother Yaśodā, catching her beautiful son by the hand, mildly began to chastise Him.

Комментарий

Purport

Это описание отношений Яшоды и Кришны помогает нам понять возвышенное положение чистого преданного, который с любовью служит Господу. Йоги, гьяни, карми и ведантисты не могут даже приблизиться к Кришне — они вынуждены оставаться очень далеко от Него и пытаться погрузиться в сияние, исходящее от Его тела, но даже и на это они не способны. Великие полубоги, такие как Господь Брахма и Господь Шива, всегда поклоняются Ему медитацией и служением. Даже могущественнейший Ямараджа боится Кришны. Поэтому, как мы знаем из истории Аджамилы, Ямараджа велел своим слугам не приближаться к преданным, не говоря уже о том, чтобы брать их под стражу. Одним словом, Ямараджа тоже боится Кришны и преданных Кришны. Но тот же Кришна настолько зависит от матушки Яшоды, что, когда она просто показала Ему палку, Кришна сознался в Своем проступке и заплакал, как обыкновенный ребенок. Разумеется, матушка Яшода не хотела сильно ругать своего любимца, поэтому она сразу отбросила палку и просто пожурила Кришну, сказав: «Сейчас я свяжу Тебя, чтобы Ты больше не мог проказничать. И играть со Своими друзьями Тебе тоже пока что будет нельзя». Это показывает, насколько чистый преданный ближе к трансцендентной Абсолютной Истине, чем гьяни, йоги, приверженцы ведических ритуалов и все остальные.

From these dealings between mother Yaśodā and Kṛṣṇa, we can understand the exalted position of a pure devotee in loving service to the Lord. Yogīs, jñānīs, karmīs and Vedāntists cannot even approach Kṛṣṇa; they must remain very, very far away from Him and try to enter His bodily effulgence, although this also they are unable to do. Great demigods like Lord Brahmā and Lord Śiva always worship the Lord by meditation and by service. Even the most powerful Yamarāja fears Kṛṣṇa. Therefore, as we find in the history of Ajāmila, Yamarāja instructed his followers not even to approach the devotees, what to speak of capturing them. In other words, Yamarāja also fears Kṛṣṇa and Kṛṣṇa’s devotees. Yet this Kṛṣṇa became so dependent on mother Yaśodā that when she simply showed Kṛṣṇa the stick in her hand, Kṛṣṇa admitted to being an offender and began to cry like an ordinary child. Mother Yaśodā, of course, did not want to chastise her beloved child very much, and therefore she immediately threw her stick away and simply rebuked Kṛṣṇa, saying, “Now I shall bind You so that You cannot commit any further offensive activities. Nor for the time being can You play with Your playmates.” This shows the position of a pure devotee, in contrast with others, like jñānīs, yogīs and the followers of Vedic ritualistic ceremonies, in regarding the transcendental nature of the Absolute Truth.