Skip to main content

ТЕКСТ 11

Sloka 11

Текст

Verš

ктгаса та прарудантам акшиӣ
кашантам аджан-машиӣ сва-пин
удвӣкшама бхайа-вихвалекшаа
хасте гхӣтв бхишайантй авгурат
kṛtāgasaṁ taṁ prarudantam akṣiṇī
kaṣantam añjan-maṣiṇī sva-pāṇinā
udvīkṣamāṇaṁ bhaya-vihvalekṣaṇaṁ
haste gṛhītvā bhiṣayanty avāgurat

Пословный перевод

Synonyma

кта-гасам — совершившего проступок; там — Его (Кришну); прарудантам — плачущего; акшиӣ — оба глаза; кашантам — трущего; аджат-машиӣ — те, что были накрашены черной тушью, которая из-за слез теперь растеклась по всему (Его) лицу; сва- пин — Своей рукой; удвӣкшамам — того, кого созерцала в таком настроении матушка Яшода; бхайа-вихвала-ӣкшаам — того, в чьих глазах был сильный страх (перед матерью); хасте — рукой; гхӣтв — поймав; бхишайантӣ — грозящая (матушка Яшода); авгурат — слегка пожурила.

kṛta-āgasam — který dělal, co neměl; tam — Kṛṣṇovi; prarudantam — jemuž bylo do pláče; akṣiṇī — své oči; kaṣantam — mnoucí si; añjat-maṣiṇī — z jehož očí se černé líčidlo slzami rozmazalo po celém obličeji; sva-pāṇinā — vlastní rukou; udvīkṣamāṇam — jehož matka Yaśodā viděla v tomto stavu; bhaya-vihvala-īkṣaṇam — jenž měl v očích zoufalý pohled vyvolaný strachem ze své matky; haste — za ruku; gṛhītvā — poté, co Ho chytila; bhiṣayantī — matka Yaśodā Mu hrozila; avāgurat — a tak Ho velice mírně pokárala.

Перевод

Překlad

Когда матушка Яшода поймала Его, Кришна еще больше испугался и сознался в Своем проступке. Глядя на Него, она видела, что Он плачет и Его слезы смешиваются с сурьмой, которой обведены Его глаза. Оттого, что Он тер глаза руками, сурьма размазалась по всему лицу. Держа своего очаровательного сына за руку, матушка Яшода принялась журить Его.

Poté, co matka Yaśodā Kṛṣṇu dostihla, dostal ještě větší strach a přiznal, že dělal, co neměl. Když se na Něho dívala, viděla, že pláče. Slzy se mísily s černým líčidlem kolem Jeho očí, a jak si mnul oči rukama, rozmazal si ho po celém obličeji. Matka Yaśodā chytila svého nádherného syna za ruku a začala Ho mírně kárat.

Комментарий

Význam

Это описание отношений Яшоды и Кришны помогает нам понять возвышенное положение чистого преданного, который с любовью служит Господу. Йоги, гьяни, карми и ведантисты не могут даже приблизиться к Кришне — они вынуждены оставаться очень далеко от Него и пытаться погрузиться в сияние, исходящее от Его тела, но даже и на это они не способны. Великие полубоги, такие как Господь Брахма и Господь Шива, всегда поклоняются Ему медитацией и служением. Даже могущественнейший Ямараджа боится Кришны. Поэтому, как мы знаем из истории Аджамилы, Ямараджа велел своим слугам не приближаться к преданным, не говоря уже о том, чтобы брать их под стражу. Одним словом, Ямараджа тоже боится Кришны и преданных Кришны. Но тот же Кришна настолько зависит от матушки Яшоды, что, когда она просто показала Ему палку, Кришна сознался в Своем проступке и заплакал, как обыкновенный ребенок. Разумеется, матушка Яшода не хотела сильно ругать своего любимца, поэтому она сразу отбросила палку и просто пожурила Кришну, сказав: «Сейчас я свяжу Тебя, чтобы Ты больше не мог проказничать. И играть со Своими друзьями Тебе тоже пока что будет нельзя». Это показывает, насколько чистый преданный ближе к трансцендентной Абсолютной Истине, чем гьяни, йоги, приверженцы ведических ритуалов и все остальные.

Z těchto příkladů, jak spolu matka Yaśodā a Kṛṣṇa jednali, je zřejmé, jak vznešené je postavení čistého oddaného, který s láskou slouží Pánu. Yogīni, jñānī, karmī a védántisté se ke Kṛṣṇovi nemohou ani přiblížit; zůstávají Mu velice vzdálení a snaží se vstoupit do záře vycházející z Jeho těla, i když ani toho nejsou schopni. Velcí polobozi, jako je Pán Brahmā a Pán Śiva, Pána neustále uctívají meditací a službou. Dokonce i mocný vládce Yamarāja se Kṛṣṇy bojí. Proto-jak se dozvídáme v příběhu o Ajāmilovi-nařídil svým služebníkům, aby se k oddaným ani nepřibližovali, natož pak aby je brali do zajetí. To znamená, že i Yamarāja se bojí Kṛṣṇy a Jeho oddaných. Tentýž Kṛṣṇa však přesto natolik závisel na matce Yaśodě, že když Mu jen pohrozila proutkem, přiznal se, že dělal, co neměl, a začal plakat jako obyčejné dítě. Matka Yaśodā samozřejmě nechtěla své milované dítě příliš trestat, a proto okamžitě proutek zahodila a pouze Kṛṣṇu vyhubovala: “Nyní Tě svážu, abys už nedělal další neplechu. Nějaký čas si teď nebudeš moci ani hrát se svými kamarády.” To ukazuje postavení čistého oddaného oproti jiným, jako jsou jñānī, yogīni a zastánci védských obřadů, ve vztahu k transcendentální povaze Absolutní Pravdy.