Skip to main content

Шримад-бхагаватам 10.87.36

Текст

сата идам уттхита сад ити чен нану тарка-хата
вйабхичарати ква ча ква ча мш на татхобхайа-йук
вйавахтайе викалпа ишито ’ндха-парампарай
бхрамайати бхратӣ та уру-вттибхир уктха-джан

Пословный перевод

сата — из того, что вечно; идам — эта (вселенная); уттхитам — возникшая; сат — вечная; ити — так; чет — если (кто-либо предположит); нану — несомненно; тарка — с помощью логики; хатам — опровергается; вйабхичарати — неверный; ква ча — в некоторых случаях; ква ча — в других случаях; мш — иллюзия; на — не; татх — так; убхайа — обеих (реальности и иллюзии); йук — соединение; вйавахтайе — ради обычных дел; викалпа — воображаемая ситуация; ишита — желаемая; андха — слепцов; парампарай — вереницей; бхрамайати — вводят в заблуждение; бхратӣ — мудрые слова; те — Твои; уру — многочисленными; вттибхи — своими значениями; уктха — от ритуальных декламаций; джан — уставших.

Перевод

Можно сказать, что этот мир всегда остается реальным, поскольку возник из вечной реальности, однако такое предположение легко опровергнуть с помощью логики. И в самом деле, иногда кажущееся тождество причины и следствия оказывается ложным, а бывает также, что нечто реальное порождает иллюзию. Более того, этот мир не может существовать вечно, ибо проявляет качества не только абсолютной реальности, но также иллюзии, скрывающей эту реальность. На самом деле видимые формы этого мира — это порождения воображения поколений невежественных людей, предназначенные для того, чтобы помочь им заниматься материальной деятельностью. Твои Веды, чьи ученые слова имеют множество значений и скрытых смыслов, только вводят в заблуждение тех, кто оглупел от постоянной декламации ритуальных гимнов.

Комментарий

Как пишет Шрила Вишванатха Чакраварти Тхакур, Упанишады учат, что материальный мир реален, но временен. Именно такого мнения придерживаются преданные Господа Вишну. Однако есть и философы-материалисты, сторонники философии карма-мимамсы Джаймини Риши, которые заявляют, что этот мир — единственная реальность, которая существует вечно. Джаймини полагает, что цикл кармы и ее последствий непрерывен и не существует другой, трансцендентной реальности, в которую можно попасть, вырвавшись из этого круговорота. Однако, как показывает тщательное изучение мантр Упанишад, такое представление ошибочно, ибо в Упанишадах есть множество описаний высшего, духовного бытия, например: сад эва саумйедам агра сӣд экам эвдвитӣйам — «Мой дорогой мальчик, до сотворения мира существовала лишь недвойственная Абсолютная Истина» (Чхандогья-упанишад, 6.2.1). Или, к примеру, такое утверждение: виджнам нанда брахма — «Высшая реальность — это божественное знание и блаженство» (Брихад-араньяка- упанишад, 3.9.34).

В этой молитве олицетворенные Веды обобщают представления материалистов в словах сата идам уттхита сат: «Воспринимаемый чувствами мир вечен, поскольку возник из вечной реальности». Это утверждение основывается на том, что, как правило, вещь, возникшая из другой вещи, состоит из своей причины. К примеру, серьги и другие украшения, сделанные из золота, представляют собой то же самое золото. Поэтому философы школы мимамсы делают логический вывод, что мир вечен, поскольку, как мы знаем, он есть проявление вечной реальности. Однако санскритское слово сата, стоящее в отложительном падеже, которое означает «из вечной реальности», ясно подразумевает отделенность причины от следствия. Иначе говоря, то, что создано из сат, вечной реальности, должно существенно отличаться от нее, то есть быть временным. Таким образом опровергается аргумент материалистов: по сути дела, он доказывает прямо обратное тому, что хотели доказать (тарка-хатам), а именно, что известный нам мир — это единственное, что существует, что он вечен и что нет другой, трансцендентной реальности.

Отстаивая свою точку зрения, философы школы мимамсы могут сказать, что не пытаются доказать полное тождество мира своему источнику. Их аргумент исключает возможность их различия, то есть возможность существования реальности, отделенной от этого мира. Эта попытка усилить доводы философии мимамсы легко опровергается словами вйабхичарати ква ча, которые означают, что существует множество исключений из общего правила. Иногда причина действительно сильно отличается от того, что она произвела на свет: к примеру, отец и его сын или молоток и разбитый им глиняный горшок.

Философы школы мимамсы могут возразить, что в приведенных нами примерах речь идет о другом виде причинно-следственных связей, чем в случае с сотворением вселенной: отец и молоток — это всего лишь действенные причины, тогда как сат — это еще и вещественная причина существования этого мира. Однако слова ква ча мш («а иногда следствие иллюзорно») опровергают этот аргумент. К примеру, увидев веревку на земле, человек может принять ее за змею, и в этом случае веревка будет вещественной причиной возникшей иллюзии, однако, в отличие от воображаемой змеи, она будет реальностью.

Философы школы мимамсы вновь могут возразить: но вещественная причина воображаемой змеи — это не просто сама веревка, это веревка плюс невежество наблюдателя (авидй). Поскольку авидья эфемерна, то и змея, ею порожденная, является иллюзией. Но, отвечают на это олицетворенные Веды, то же самое утверждение справедливо и в отношении сотворения вселенной из сат, потому что вселенная возникает в результате соприкосновения с невежеством (татхобхайа-йук); здесь иллюзорным элементом, майей, являются ложные представления живых существ о том, что их тела и другие постоянно меняющиеся материальные формы вечны.

На это философы-мимамсаки могут возразить, что наше восприятие этого мира истинно, поскольку то, что мы ощущаем, можно применить на практике. Если бы наш опыт в этом мире не был реальным, мы никогда не могли бы быть уверены, что ощущения наши соответствуют действительности. Мы были бы подобны человеку, который, тщательно изучив веревку, по-прежнему был бы не уверен, змея это или нет. Нет, отвечают на это возражение Шрути, временные материальные формы есть не что иное, как иллюзорная имитация вечной духовной реальности, специально созданная для того, чтобы дать возможность живым существам реализовать свое желание материальной деятельности (вйавахтайе викалпа ишита). Иллюзию вечности этого мира поддерживают поколения слепцов, которые восприняли идеи материализма от своих предшественников и передают эту иллюзию своим потомкам. Любому понятно, что иллюзия может поддерживаться благодаря оставшимся в уме давним впечатлениям, даже если основа этой иллюзии уже не существует. Таким образом, философы-слепцы с незапамятных времен вводят в заблуждение других слепцов, убеждая их в нелепом представлении о том, что совершенства можно достичь, просто исполняя мирские ритуалы. Глупцам может нравиться обмениваться друг с другом фальшивыми монетами, однако мудрый человек понимает, что такие деньги совершенно бесполезны и на них не купишь ни еды, ни лекарств, ни чего бы то ни было другого. Если же такие деньги жертвовать, они не принесут подателю никакого благочестия.

Погодите, — скажут философы школы мимамсы, — как можно считать того, кто искренне совершает ведические ритуалы, глупцом, пребывающим в иллюзии, ведь сами Веды в Самхитах и Брахманах утверждают, что плоды кармы (ведических ритуалов) вечны? К примеру, акшаййа ха ваи чтурмсйа-йджина су-кта бхавати — «Тот, кто исполняет обет чатурмасьи, получит неисчерпаемое благо», или же апма сомам амт абхӯма — «Мы выпили сомы и стали бессмертными» (Риг-веда, 8.48.3).

В ответ на это Шрути говорят, что ученые слова Бога, из которых состоят Веды, вводят в заблуждение тех, чей слабый разум окончательно подавлен бременем их чрезмерной веры в карму. Здесь используется слово уру-вттибхи, которое указывает на то, что многозначные ведические мантры своими вводящими в заблуждение фигуральными значениями гауна-вритти, лакшана- вритти и проч. защищают свои возвышенные истины от всех, кроме тех, кто искренне верит в Господа Вишну. На самом деле Веды вовсе не хотят сказать, что плоды кармы вечны. Это всего лишь фигура речи, к которой они прибегают, чтобы подчеркнуть важность совершения предписанных жертвоприношений. В «Чхандогья-упанишад» ясно говорится, что плоды ритуальной кармы временны: тад йатхеха карма-чито лока кшӣйате эвам эвмутра пуйа-чито лока кшӣйате — «Подобно тому как любым благам, которые человек тяжелым трудом зарабатывает в этом мире, приходит конец, так и любая жизнь, которую он своим благочестием заслужит в потустороннем мире, тоже непременно закончится» (Чхандогья-упанишад, 8.1.6). Согласно многочисленным утверждениям шрути-мантр, все материальное мироздание — это всего лишь временное творение, возникшее из Абсолютной Истины. Так, «Мундака-упанишад» гласит:

йатхора-нбхи сджате гхате ча
йатх птхивйм ошадхайа самбхаванти
йатх сата пурушт кеа-ломни
татхкшарт самбхаватӣха вивам

«Как паук выпускает из себя и вбирает обратно свою паутину, как растения появляются из земли, а на голове и теле живого человека вырастают волосы, так же и эта вселенная появляется из неисчерпаемого Всевышнего» (Мундака-упанишад, 1.1.7).

Шрила Шридхара Свами молится:

удбхӯта бхавата сато ’пи бхувана сан наива сарпа сраджа
курват крйа апӣха кӯта-канака ведо ’пи наива пара
адваита тава сат пара ту парамнанда пада тан муд
ванде сундарам индирнута харе м муча мм натам

«Хотя этот мир появился из Тебя, квинтэссенции реальности, сам он не вечен. Змея, которой кажется веревка, не вечна так же, как и изделия из золота. Веды нигде не утверждают обратного. Истинная, трансцендентная, недвойственная реальность — это Твое исполненное высшего блаженства царство. Я в почтении склоняюсь перед этой прекрасной обителью. О Господь Хари, перед которым склоняется богиня Индира, позволь и мне склониться перед Тобой. Пожалуйста, никогда не отпускай меня от Себя».