Skip to main content

Шримад-бхагаватам 2.3.18

Текст

тарава ки на джӣванти
бхастр ки на васантй ута
на кхданти на механти
ки грме пааво ’паре

Пословный перевод

тарава — деревья; ким — разве; на — не; джӣванти — живут; бхастр — мехи; ким — разве; на — не; васанти — дышат; ута — также; на — не; кхданти — едят; на — не; механти — испускают семя; ким — разве; грме — в окрестностях; паава — животные; апаре — другие.

Перевод

Разве деревья не живут? Разве кузнечные мехи не дышат? И разве животные вокруг нас не едят и не испускают семя?

Комментарий

Современные материалисты не преминут возразить, что человек рождается вовсе не для того, чтобы тратить всю жизнь или даже часть ее на теософские и теологические споры. По их мнению, жизнь дается человеку для того, чтобы он как можно дольше наслаждался едой, вином, сексом, веселился и получал удовольствия. Современный человек надеется, что достижения материальной науки позволят ему жить вечно, поэтому сейчас развелось так много глупых теорий о том, как продлить жизнь. Но «Шримад-Бхагаватам» утверждает, что цель жизни не сводится к достижению так называемого экономического или научно- технического прогресса ради возможности есть, пить, заниматься сексом и веселиться, как учит философия гедонизма. Единственная цель жизни — тапасья, очищение, которое позволит человеку, когда его жизнь в этом теле подойдет к концу, достичь вечного бытия.

Материалисты стараются максимально продлить свою жизнь, потому что не ведают о том, что после смерти их ждет следующая жизнь. Они стремятся окружить себя всеми удобствами в этой жизни, поскольку абсолютно уверены, что жизни после смерти просто не существует. Невежество людей, которые не знают о том, что живое существо, меняющее оболочки в материальном мире, бессмертно, послужило причиной разложения современного человеческого общества, а это в свою очередь породило многочисленные проблемы, которые только умножаются по мере осуществления людьми своих планов. Все эти планы, призванные разрешить проблемы общества, только усугубляют положение. Даже если бы люди научились продлевать свою жизнь до ста лет и более, само по себе это еще не стало бы гарантией прогресса человеческого общества. В «Бхагаватам» сказано, что существуют деревья, живущие сотни и тысячи лет. Во Вриндаване (в месте, называемом Имлитала) растет тамариндовое дерево, которое, как говорят, стоит там еще со времен Господа Кришны. В Калькуттском ботаническом саду растет баньяновое дерево, которому более пятисот лет, и таких деревьев на земле очень много. Свами Шанкарачарья прожил всего тридцать два года, а Господь Чайтанья — сорок восемь лет. Но значит ли это, что долгая жизнь деревьев ценнее жизни Шанкары или Чайтаньи? Долгая, но бездуховная жизнь лишена всякого смысла. Некоторые могут усомниться в том, что деревья являются живыми существами, поскольку они не дышат. Но Боуз и другие современные ученые доказали, что растения одушевлены, следовательно, дыхание не является единственным признаком жизни. В «Бхагаватам» сказано, что глубокое дыхание кузнечных мехов еще не говорит о том, что они живые. «Нельзя сравнивать жизнь человека и дерева, — возразит материалист, — ведь дерево не может наслаждаться жизнью, вкушая изысканные яства и занимаясь сексом». «Бхагаватам» отвечает на это возражение вопросом: разве другие животные, к примеру, собаки и свиньи, живущие в одной деревне с людьми, не едят и не наслаждаются сексом? При этом в «Шримад-Бхагаватам» употреблено примечательное выражение — «другие животные». Оно указывает на то, что люди, занятые исключительно усовершенствованием животной жизни, которая сводится к еде, дыханию и совокуплению, — те же животные, только в облике людей. Общество таких рафинированных животных не способно облегчить страдания человечества, поскольку одно животное не задумываясь причиняет зло другому, а добро делает только в самых исключительных случаях.