Skip to main content

Шримад-бхагаватам 11.9.15

Текст

гхрамбхо хи дукхйа
випхала чдхрувтмана
сарпа пара-кта вема
правийа сукхам эдхате

Пословный перевод

гха — жилища; рамбха — возведение; хи — несомненно; дукхйа — ведет к печали; випхала — бесплодное; ча — также; адхрува — непостоянный; тмана — живого существа; сарпа — змея; пара-ктам — построенный другими; вема — в дом; правийа — заползая; сукхам — счастливо; эдхате — процветает.

Перевод

Любой обитатель бренного материального тела, который пытается построить себе дом, тратит силы напрасно, так как вместо радости это принесет ему несчастья. Но змея поселяется в доме, построенном другими, и счастливо живет там.

Комментарий

Для змеи не свойственно строить собственный дом. Она выбирает себе подходящее жилище, возведенное другими животными, и поселяется в нем, не обременяя себя заботами о строительстве. Шрила Бхактисиддханта Сарасвати Тхакур отмечает, что все вещи, изобретенные и внедренные в массовое производство материалистами, — электричество, автомобили, самолеты и т. п. — в конечном счете предназначены для того, чтобы вайшнавам было удобно проповедовать сознание Кришны. Карми так и будут проходить через трудности и боль, неразрывно связанные с подобными изобретениями, а преданные так и будут использовать плоды их трудов, с любовью служа Верховной Личности Бога. Преданные хотят достичь высшего совершенства жизни и потому не прилагают усилий ради материального прогресса. С другой стороны, преданным нет необходимости подражать древним аскетам. Цель преданных — служить Кришне как можно лучше, поэтому они охотно принимают в дар прекрасные особняки и прочие материальные богатства, но не ради своего наслаждения, а ради того, чтобы использовать их в любовном служении Господу. Если кто-то вздумает использовать эти вещи для собственного наслаждения, он падет и не сможет служить Господу с чистой преданностью. Материалистичные люди занимаются так называемой йогой, чтобы восстановить потенцию или зачем-то вспомнить свои прошлые обусловленные жизни. Так, украшая мистицизмом свою бесконечную погоню за чувственными наслаждениями, они остаются в неведении относительно истинной цели человеческой жизни.