Skip to main content

Шримад-бхагаватам 1.18.15

Текст

тан но бхавн ваи бхагават-прадхно
махаттамаикнта-парйаасйа
харер удра чарита виуддха
урӯшат но витаноту видван

Пословный перевод

тат — поэтому; на — нам; бхавн — ты; ваи — несомненно; бхагават — в отношении Личности Бога; прадхна — в основном; махат-тама — величайший из великих; экнта — исключительно; парйаасйа — прибежища; харе — Господа; удрам — беспристрастного; чаритам — действия; виуддхам — трансцендентные; урӯшатм — те, кто готов воспринимать; на — нам; витаноту — милостиво опиши; видван — о ученый.

Перевод

О Сута Госвами! Ты — сведущий и чистый преданный Господа, ибо Личность Бога — главный объект твоего служения. Поэтому, пожалуйста, опиши нам игры Господа, которые выше всех материальных представлений, так как мы жаждем услышать о них от тебя.

Комментарий

Тот, кто говорит о трансцендентных деяниях Господа, должен иметь только один объект поклонения и служения — Господа Кришну, Верховную Личность Бога, а слушающие такие беседы должны страстно желать услышать о Нем. Вести беседы о Трансцендентности очень благоприятно именно тогда, когда и рассказчик, и слушатели отвечают этим качествам. Профессиональные рассказчики и слушатели, поглощенные материальными заботами, не смогут извлечь из таких бесед реальной пользы. Профессиональные рассказчики устраивают показную бхагавата- саптаху ради обеспечения своей семьи, а материалистически настроенная аудитория слушает такие беседы бхагавата-саптахи ради какой-либо материальной выгоды: благочестия, богатства, удовлетворения чувств или освобождения. Такие беседы о «Бхагаватам» не свободны от осквернения материальными качествами. Но беседы между святыми Наймишараньи и Шри Сутой Госвами имеют трансцендентную природу. Они не преследуют никаких материальных, корыстных целей. Такие беседы доставляют безграничное трансцендентное наслаждение и слушателям, и рассказчику, и они могут длиться тысячи лет. Ныне бхагавата-саптахи длятся только семь дней, а как только представление кончается, и слушатели и рассказчик возвращаются к своей привычной материальной деятельности. Это происходит потому, что рассказчик — не бхгават-прадхна, а аудитория — не урӯшатм, как объяснялось выше.