Skip to main content

ТЕКСТ 40

Sloka 40

Текст

Verš

са арсанам удйамйа
мгайур вана-гочара
хантй асдхур мгн дӣнн
вено ’св итй араудж джана
sa śarāsanam udyamya
mṛgayur vana-gocaraḥ
hanty asādhur mṛgān dīnān
veno ’sāv ity arauj janaḥ

Пословный перевод

Synonyma

са — этот мальчик по имени Вена; арсанам — свой лук; удйамйа — взяв; мгайу — охотник; вана-гочара — отправляясь в лес; ханти — убивал; асдху — будучи необычайно жестоким; мгн — оленей; дӣнн — несчастных; вена — Вена; асау — вот он; ити — так; араут — кричали; джана — все люди.

saḥ — tento chlapec jménem Vena; śarāsanam — svůj luk; udyamya — bral; mṛgayuḥ — lovec; vana-gocaraḥ — chodil do lesa; hanti — zabíjel; asādhuḥ — velice krutý; mṛgān — jeleny; dīnān — ubohé; venaḥ — Vena; asau — tam je; iti — takto; araut — volali; janaḥ — všichni lidé.

Перевод

Překlad

Вооружившись луком и стрелами, безжалостный мальчик отправлялся в близлежащий лес и там без всякой необходимости убивал ни в чем неповинных оленей. Дело дошло до того, что, едва завидев его, люди начинали кричать: «Вот идет кровожадный Вена! Вена идет!»

Krutý chlapec bral svůj luk a šípy a chodil do lesa, aby bezdůvodně zabíjel nevinné jeleny. Jakmile se přiblížil, všichni lidé volali: “Jde sem krutý Vena! Jde sem krutý Vena!”

Комментарий

Význam

Кшатриям разрешено охотиться только для того, чтобы они могли научиться убивать. Они не должны охотиться ради того, чтобы есть мясо убитых животных, или с какой бы то ни было иной целью. Чтобы царь-кшатрий, если понадобится, сумел отрубить голову государственному преступнику, он должен в совершенстве владеть оружием, поэтому кшатриям разрешалось ходить на охоту. Но сын царя Анги, Вена, под влиянием материнской крови вырос очень жестоким, поэтому он без всякой надобности убивал несчастных животных. Это привело к тому, что при его появлении окрестные жители, дрожа от страха, начинали кричать: «Сюда идет Вена! Вена идет!» Таким образом, с самого детства он наводил ужас на своих подданных.

Kṣatriyům se dovoluje lovit v lese, aby si osvojili umění zabíjet, a nikoliv aby zabíjeli zvířata pro maso nebo z nějakého jiného důvodu. Kšatrijští králové byli někdy nuceni stínat hlavy zločincům, a proto měli dovoleno chodit do lesa na lov. Aṅgův syn Vena, který byl velice krutý, jelikož se narodil špatné matce, však chodíval do lesa, aby tam zcela bezdůvodně zabíjel zvířata. Všichni lidé v okolí se děsili jeho přítomnosti a volali: “Vena jde! Vena jde!” Již od dětství tedy naháněl obyvatelům hrůzu.