Skip to main content

ТЕКСТ 27

Text 27

Текст

Text

кшитау айна там акуха-варчаса
карла-дашра паридаша-даччхадам
адждайо вӣкшйа аасур гат
ахо има ко ну лабхета састхитим
kṣitau śayānaṁ tam akuṇṭha-varcasaṁ
karāla-daṁṣṭraṁ paridaṣṭa-dacchadam
ajādayo vīkṣya śaśaṁsur āgatā
aho imaṁ ko nu labheta saṁsthitim

Пословный перевод

Synonyms

кшитау — на земле; айнам — распростертого; там — Хираньякшу; акуха — не утратившего своего цвета; варчасам — румянца; карла — устрашающими; дашрам — зубами; паридаша — закушенной; дат-чхадам — губой; аджа-дайа — Брахма и другие; вӣкшйа — увидев; аасу — с восхищением произнес; гат — прибывшие; ахо — о; имам — эту; ка — кто; ну — поистине; лабхета — мог встретить; састхитим — смерть.

kṣitau — on the ground; śayānam — lying; tam — Hiraṇyākṣa; akuṇṭha — unfaded; varcasam — glow; karāla — fearful; daṁṣṭram — teeth; paridaṣṭa — bitten; dat-chadam — lip; aja-ādayaḥ — Brahmā and others; vīkṣya — having seen; śaśaṁsuḥ — admiringly said; āgatāḥ — arrived; aho — oh; imam — this; kaḥ — who; nu — indeed; labheta — could meet; saṁsthitim — death.

Перевод

Translation

Окружив поверженного демона, Аджа [Брахма] и другие увидели его тело, распростертое на земле. Демон лежал, закусив губу, и из его пасти торчали устрашающие клыки. Мертвенная бледность еще не стерла румянец с его лица, и Брахма с восхищением произнес: «Кому еще посчастливится встретить столь славную смерть?»

Aja [Brahmā] and others arrived on the spot to see the fearfully tusked demon lying on the ground, biting his lip. The glow of his face was yet unfaded, and Brahmā admiringly said: Oh, who could meet such blessed death?

Комментарий

Purport

Хотя демон был уже мертв, его кожа не утратила своего изначального цвета. Это весьма примечательно, поскольку, когда человек или животное умирает, по его телу сразу разливается мертвенная бледность, оно теряет свой естественный цвет и начинает разлагаться. Однако в данном случае, несмотря на то что Хираньякша был уже мертв, его тело сохранило свой первоначальный цвет, поскольку до него дотронулся Сам Господь, Высшая Душа всего сущего. Тело сохраняет свой здоровый цвет только до тех пор, пока в нем находится душа. Хотя душа демона уже покинула тело, оно не потеряло своего цвета, так как его коснулся Высший Дух. Индивидуальная душа всегда отлична от Верховной Личности Бога. Тот, кто, оставляя тело, имеет возможность созерцать Верховную Личность Бога, поистине родился под счастливой звездой, и потому такие личности, как Брахма и другие полубоги, восславили завидную кончину демона.

Although the demon was dead, his bodily luster was unfaded. This is very peculiar because when a man or animal is dead, the body immediately becomes pale, the luster gradually fades, and decomposition takes place. But here, although Hiraṇyākṣa lay dead, his bodily luster was unfaded because the Lord, the Supreme Spirit, was touching his body. One’s bodily luster remains fresh only as long as the spirit soul is present. Although the demon’s soul had departed his body, the Supreme Spirit touched the body, and therefore his bodily luster did not fade. The individual soul is different from the Supreme Personality of Godhead. One who sees the Supreme Personality of Godhead when he quits his body is certainly very fortunate, and therefore personalities like Brahmā and the other demigods eulogized the death of the demon.