Skip to main content

ТЕКСТ 6

Text 6

Текст

Text

й ваи ласач-чхрӣ-туласӣ-вимира-
кшгхри-рев-абхйадхикмбу-нетрӣ
пунти локн убхайатра сен
кас т на севета маришйама
yā vai lasac-chrī-tulasī-vimiśra-
kṛṣṇāṅghri-reṇv-abhyadhikāmbu-netrī
punāti lokān ubhayatra seśān
kas tāṁ na seveta mariṣyamāṇaḥ

Пословный перевод

Synonyms

й — река, которая; ваи — всегда; ласат — несет; рӣ туласӣ — листья туласи; вимира — смешанные; кша-агхри — лотосных стоп Господа Шри Кришны; реу — пылью; абхйадхика — благоприятные; амбу — воды; нетрӣ — те, что несут; пунти — освящают; локн — планеты; убхайатра — высшие и низшие, внутри и снаружи; са-ӣн — вместе с Господом Шивой; ка — кто еще; тм — этой реке; на — не; севета — поклоняется; маришйама — кто может умереть в любой момент.

— the river which; vai — always; lasat — floating with; śrī-tulasītulasī leaves; vimiśra — mixed; kṛṣṇa-aṅghri — the lotus feet of the Lord, Śrī Kṛṣṇa; reṇu — dust; abhyadhika — auspicious; ambu — water; netrī — that which is carrying; punāti — sanctifies; lokān — planets; ubhayatra — both the upper and lower or inside and outside; sa-īśān — along with Lord Śiva; kaḥ — who else; tām — that river; na — does not; seveta — worship; mariṣyamāṇaḥ — one who is to die at any moment.

Перевод

Translation

Эта река [Ганга, у которой постился царь] несет самые благодатные воды, которые смешаны с пылью с лотосных стоп Господа и листьями туласи. Потому эти воды изнутри и снаружи освящают все три мира и даже Господа Шиву и других полубогов. Следовательно, каждый, кому суждено умереть, должен найти прибежище у этой реки.

The river [by which the King sat to fast] carries the most auspicious water, which is mixed with the dust of the lotus feet of the Lord and tulasī leaves. Therefore that water sanctifies the three worlds inside and outside and even sanctifies Lord Śiva and other demigods. Consequently everyone who is destined to die must take shelter of this river.

Комментарий

Purport

Получив известие о своей смерти, которая должна была наступить через семь дней, Махараджа Парикшит немедленно оставил семейную жизнь и переселился на священный берег Ямуны. Обычно говорится, что царь нашел прибежище на берегу Ганги, но, по мнению Шрилы Дживы Госвами, он нашел прибежище на берегу Ямуны. Утверждение Шрилы Дживы Госвами представляется более обоснованным, потому что учитывает географическое положение. Махараджа Парикшит жил в своей столице, Хастинапуре, расположенном вблизи нынешнего Дели, а Ямуна протекает как раз возле этого города. Естественно, что царь нашел прибежище у Ямуны, потому что она протекала почти у ворот его дворца. Что же касается того, какая река более священна, то Ямуна по сравнению с Гангой теснее связана с Господом Кришной. Господь освятил Ямуну с самого начала Своих трансцендентных игр в этом мире. Когда Его отец Васудева пересекал Ямуну с младенцем Господом Кришной на руках, чтобы попасть в безопасное место в Гокуле на противоположном от Матхуры берегу, Господь упал в реку, и она мгновенно освятилась пылью с Его лотосных стоп. В этом стихе особо указывается на то, что Махараджа Парикшит нашел прибежище именно у той реки, которая несет свои прекрасные воды, освященные пылью с лотосных стоп Господа Кришны и смешанные с листьями туласи. Стопы Господа Кришны всегда украшены листьями туласи, поэтому, как только Его лотосные стопы касаются вод Ганги и Ямуны, эти реки немедленно освящаются. Но Господь соприкасался с Ямуной чаще, чем с Гангой. Согласно «Вараха-пуране», которую цитирует Шрила Джива Госвами, между водами Ганги и Ямуны нет разницы, но, когда воды Ганги освящаются сто раз, она зовется Ямуной. В писаниях также говорится, что тысяча имен Вишну равнозначны одному имени Рамы, а три имени Господа Рамы равнозначны одному имени Кришны.

Mahārāja Parīkṣit, just after receiving the news of his death within seven days, at once retired from family life and shifted himself to the sacred bank of the Yamunā River. Generally it is said that the King took shelter on the bank of the Ganges, but according to Śrīla Jīva Gosvāmī, the King took shelter on the bank of the Yamunā. Śrīla Jīva Gosvāmī’s statement appears to be more accurate because of the geographical situation. Mahārāja Parīkṣit resided in his capital Hastināpura, situated near present Delhi, and the river Yamunā flows down past the city. Naturally the King would take shelter of the river Yamunā because she was flowing past his palace door. And as far as sanctity is concerned, the river Yamunā is more directly connected with Lord Kṛṣṇa than the Ganges. The Lord sanctified the river Yamunā from the beginning of His transcendental pastimes in the world. While His father Vasudeva was crossing the Yamunā with the baby Lord Kṛṣṇa for a safe place at Gokula on the other bank of the river from Mathurā, the Lord fell down in the river, and by the dust of His lotus feet the river at once became sanctified. It is especially mentioned herein that Mahārāja Parīkṣit took shelter of that particular river which is beautifully flowing, carrying the dust of the lotus feet of Lord Kṛṣṇa, mixed with tulasī leaves. Lord Kṛṣṇa’s lotus feet are always besmeared with the tulasī leaves, and thus as soon as His lotus feet contact the water of the Ganges and the Yamunā, the rivers become at once sanctified. The Lord, however, contacted the river Yamunā more than the Ganges. According to the Varāha Purāṇa, as quoted by Śrīla Jīva Gosvāmī, there is no difference between the water of the Ganges and the Yamunā, but when the water of the Ganges is sanctified one hundred times, it is called the Yamunā. Similarly, it is said in the scriptures that one thousand names of Viṣṇu are equal to one name of Rāma, and three names of Lord Rāma are equal to one name of Kṛṣṇa.