Skip to main content

ТЕКСТ 114

Text 114

Текст

Text

тра доша нхи, техо дж-крӣ дса
ра йеи уне тра хайа сарва-на
tāṅra doṣa nāhi, teṅho ājñā-kārī dāsa
āra yei śune tāra haya sarva-nāśa

Пословный перевод

Synonyms

тра — его (Господа Шивы); доша — вины; нхи — нет; техо — он; дж-крӣ — исполняющий; дса — слуга; ра — другие; йеи — которые; уне — слушают (философию майявады); тра — тех; хайа — есть; сарва-на — гибель.

tāṅra — his (Lord Śiva’s); doṣa — fault; nāhi — there is none; teṅho — he; ājñā-kārī — obedient order-carrier; dāsa — servant; āra — others; yei — anyone; śune — hears (the Māyāvāda philosophy); tāra — of him; haya — becomes; sarva-nāśa — everything lost

Перевод

Translation

«Шанкарачарья, воплощение Господа Шивы, ни в чем не виновен, ибо он — слуга, исполняющий указания Всевышнего. Но те, кто следует его учению майявады, несомненно, обречены. Они потеряют все, чего достигли на пути духовного познания».

“Śaṅkarācārya, who is an incarnation of Lord Śiva, is faultless because he is a servant carrying out the orders of the Lord. But those who follow his Māyāvādī philosophy are doomed. They will lose all their advancement in spiritual knowledge.

Комментарий

Purport

Майявади, упражняясь в грамматике, гордо демонстрируют свое знание «Веданты», но в «Бхагавад-гите» Господь Шри Кришна называет их мйайпахта-джна — теми, кого майя лишила истинных знаний. Майя двояко влияет на живое существо, действуя как пракшепатмика-шакти, или сила, которая ввергает живое существо в океан материального бытия, и как аваранатмика-шакти, сила, скрывающая знание живого существа. Действие аваранатмика-шакти описано в «Бхагавад-гите» словами мйайпахта-джн.

Māyāvādī philosophers are very proud of exhibiting their Vedānta knowledge through grammatical jugglery, but in the Bhagavad-gītā Lord Śrī Kṛṣṇa certifies that they are māyayāpahṛta-jñāna, bereft of real knowledge due to māyā. Māyā has two potencies with which to execute her two functions — the prakṣepātmikā-śakti, the power to throw the living entity into the ocean of material existence, and āvaraṇātmikā-śakti, the power to cover the knowledge of the living entity. The function of the the āvaraṇātmikā-śakti is explained in the Bhagavad-gītā by the word māyayāpahṛta-jñānāḥ.

То, почему дайви-майя, иллюзорная энергия Кришны, лишает знания приверженцев майявады, объясняется в «Бхагавад-гите» словами сура бхвам рит. Эти слова указывают на людей, которые отрицают существование Господа. Майявади, не желающие признавать существование Бога, бывают двух типов: имперсоналисты-шанкариты из Варанаси и буддисты Саранатха. Представители обеих групп являются майявади, и Кришна лишает их знания за то, что они следуют атеистическим учениям. Ни те, ни другие не признают существования Бога как личности. Философы буддийского толка прямо отрицают существование души и Бога, а последователи Шанкары, хотя и не делают этого открыто, все же называют Абсолют ниракарой, или безличным. Так что и буддисты, и шанкариты относятся к категории авишуддха-буддхая — тех, кто обладает несовершенным, оскверненным знанием и разумом.

Why the daivī-māyā, or illusory energy of Kṛṣṇa, takes away the knowledge of the Māyāvādī philosophers is also explained in the Bhagavad-gīta by the use of the words āsuraṁ bhāvam āśritāḥ, which refer to a person who does not agree to the existence of the Lord. The Māyāvādīs, who are not in agreement with the existence of the Lord, can be classified in two groups, exemplified by the impersonalist Śaṅkarites of Vārāṇasī and the Buddhists of Saranātha. Both groups are Māyāvādīs, and Kṛṣṇa takes away their knowledge due to their atheistic philosophies. Neither group agrees to accept the existence of a personal God. The Buddhist philosophers clearly deny both the soul and God, and although the Śaṅkarites do not openly deny God, they say that the Absolute is nirākāra, or formless. Thus both the Buddhists and the Śaṅkarites are aviśuddha-buddhayaḥ, or imperfect and unclean in their knowledge and intelligence.

Садананда Йогиндра, известный ученый-майявади, написал книгу «Веданта-сара», в которой подробно изложил философию Шанкарачарьи. Все последователи Шанкары придают этой книге большое значение. В «Веданта-саре» Садананда Йогиндра определяет Брахман как недвойственное сочетание сач-чид-нанды и знания, а невежество (джаду) — как знание, отличное от сат и асат. Это практически невозможно понять, но оно является продуктом трех гун материальной природы. Таким образом, он считает материальным все, что отлично от чистого знания. Средоточие невежества, по его мнению, иногда проявляет свойство быть вездесущим, а иногда обретает индивидуальность. Соответственно, как вездесущего Вишну, так и индивидуальные живые существа он относит к порождениям невежества.

The most prominent Māyāvādī scholar, Sadānanda Yogīndra, has written a book called Vedānta-sāra, in which he expounds the philosophy of Śaṅkarācārya, and all the followers of Śaṅkara’s philosophy attribute great importance to his statements. In this Vedānta-sāra Sadānanda Yogīndra defines Brahman as sac-cid-ānanda combined with knowledge and without duality, and he defines ignorance (jaḍa) as knowledge distinct from that of sat and asat. This is almost inconceivable, but it is a product of the three material qualities. Thus he considers anything other than pure knowledge to be material. The center of ignorance is considered to be sometimes all-pervading and sometimes individual. Thus according to his opinion both the all-pervading Viṣṇu and the individual living entities are products of ignorance.

Проще говоря, Садананда Йогиндра считает, что поскольку все бесформенно (ниракара), то представления о Вишну и индивидуальной душе порождены невежеством. Он также объясняет, что вишуддха-саттва, о которой говорят вайшнавы, суть не что иное, как прадхана, главная причина творения. Он настаивает на том, что, когда всепроникающее знание оскверняется вишуддха-саттвой — проявлением благости, — возникает идея Верховной Личности Бога, всемогущего, всезнающего высшего повелителя, Сверхдуши, причины всех причин, верховного ишвары и т. д. По мнению Садананды Йогиндры, ишвара, или Верховный Господь, является источником всего невежества, поэтому Его можно назвать сарва-гья, всеведущим, но тот, кто отрицает существование всемогущей Верховной Личности Бога, превосходит ишвару, Господа. Так он приходит к выводу, что Верховная Личность Бога (ишвара) представляет Собой проявление материального невежества и что это невежество покрывает дживу, живое существо. Следовательно, и совокупное, и индивидуальное бытие погружено во тьму невежества. Майявади считают, что представление вайшнавов о Господе как о Верховной Личности Бога и о дживе (индивидуальном живом существе) как о Его вечном слуге порождено невежеством. Однако в «Бхагавад-гите» Господь Кришна утверждает, что таких майявади следует считать майяяпахрита-гьяни, лишенными знания, поскольку они либо вовсе не признают существования Верховной Личности Бога, либо заявляют, что Его существование порождено материальными представлениями (майей). Такие идеи свойственны только асурам, демонам.

In simple language, it is the opinion of Sadānanda Yogīndra that since everything is nirākāra (formless), the conception of Viṣṇu and the conception of the individual soul are both products of ignorance. He also explains that the viśuddha-sattva conception of the Vaiṣṇavas is nothing but pradhāna, or the chief principle of creation. He maintains that when all-pervading knowledge is contaminated by the viśuddha-sattva, which consists of a transformation of the quality of goodness, there arises the conception of the Supreme Personality of Godhead, who is the omnipotent, omniscient supreme ruler, the Supersoul, the cause of all causes, the supreme īśvara, etc. According to Sadānanda Yogīndra, because īśvara, the Supreme Lord, is the reservoir of all ignorance, He may be called sarva-jña, or omniscient, but one who denies the existence of the omnipotent Supreme Personality of Godhead is more than īśvara, or the Lord. His conclusion, therefore, is that the Supreme Personality of Godhead (īśvara) is a transformation of material ignorance and that the living entity (jīva) is covered by ignorance. Thus he describes both collective and individual existence in darkness. According to Māyāvādī philosophers, the Vaiṣṇava conception of the Lord as the Supreme Personality of Godhead and of the jīva, or individual soul, as His eternal servant is a manifestation of ignorance. If we accept the judgment of Lord Kṛṣṇa in the Bhagavad- gītā, however, the Māyāvādīs are to be considered māyayāpahṛta-jñāna, or bereft of all knowledge, because they do not recognize the existence of the Supreme Personality of Godhead or they claim that His existence is a product of the material conception (māyā). These are characteristics of asuras, or demons.

В беседе с Сарвабхаумой Бхаттачарьей Господь Шри Чайтанья Махапрабху сказал:

Lord Śrī Caitanya Mahāprabhu, in His discourses with Sārvabhauma Bhaṭṭācārya, said:

джӣвера нистра лги’ сӯтра каила вйса
мйвди-бхшйа униле хайа сарва-на
jīvera nistāra lāgi’ sūtra kaila vyāsa
māyāvādi-bhāṣya śunile haya sarva-nāśa

Ч.-ч., Мадхья, 6.169

(Cc. Madhya 6.169)

Вьясадева написал «Веданта-сутру», чтобы дать обусловленным душам возможность освободиться из плена материального мира, но Шанкарачарья своим толкованием «Веданта-сутры» нанес человечеству большой вред, поскольку любой, кто следует философии майявады, обрекает себя на духовную гибель. В «Веданта-сутре» ясно говорится о преданном служении, но майявади отказываются признать, что у Верховной Абсолютной истины есть духовное тело и что живое существо обладает индивидуальным бытием, отдельным от бытия Верховного Господа. Тем самым они сеют безбожие и хаос по всему миру, ибо их выводы противоречат самой природе трансцендентного чистого преданного служения. Утопическое стремление приверженцев майявады стать едиными со Всевышним через отрицание бытия Личности Бога оборачивается вреднейшим искажением духовного знания, и тот, кто следует этой философии, обрекает себя на вечное пребывание в материальном мире. Поэтому последователей учения майявады называют авишуддха-буддхайах — людьми, обладающими нечистым знанием. Из-за такого оскверненного знания все их аскетические подвиги ничего им не дают. Хотя поначалу этих людей могут почитать за глубокие духовные познания, со временем они опускаются до мирской деятельности, посвящая себя политике, благотворительности и т. д. Так, вместо того чтобы слиться с Верховным Господом, они сливаются с бурным потоком мирской деятельности. Об этом сказано в «Шримад-Бхагаватам» (10.2.32):

Vyāsadeva composed the Vedānta-sūtra to deliver the conditioned souls from this material world, but Śaṅkarācārya, by presenting the Vedānta-sūtra in his own way, has clearly done a great disservice to human society, for one who follows his Māyāvāda philosophy is doomed. In the Vedanta-sūtra, devotional service is clearly indicated, but the Māyāvādī philosophers refuse to accept the spiritual body of the Supreme Absolute Person and refuse to accept that the living entity has an individual existence separate from that of the Supreme Lord. Thus they have created atheistic havoc all over the world, for such a conclusion is against the very nature of the transcendental process of pure devotional service. The Māyāvādī philosophers’ unrealizable ambition to become one with the Supreme through denying the existence of the Personality of Godhead results in a most calamitous misrepresentation of spiritual knowledge, and one who follows this philosophy is doomed to remain perpetually in this material world. Therefore the Māyāvādīs are called aviśuddha-buddhayaḥ, or unclean in knowledge. Because they are unclean in knowledge, all their austerities and penances end in frustration. Thus although they may be honored at first as very learned scholars, ultimately they descend to physical activities of politics, social work, etc. Instead of becoming one with the Supreme Lord, they again become one with these material activities. This is explained in Śrīmad-Bhāgavatam (10.2.32):

рухйа кччхреа пара пада тата
патантй адхо ’ндта-йушмад-агхрайа
āruhya kṛcchreṇa paraṁ padaṁ tataḥ
patanty adho ’nādṛta-yuṣmad-aṅghrayaḥ

Майявади и в самом деле совершают суровые аскетические подвиги, благодаря чему поднимаются на уровень осознания безличного Брахмана, но, поскольку они пренебрегают лотосными стопами Господа, им остается лишь снова пасть в водоворот мирского бытия.

In actuality the Māyāvādī philosophers very strictly follow the austerities and penances of spiritual life and in this way are elevated to the impersonal Brahman platform, but due to their negligence of the lotus feet of the Lord they again fall down to material existence.