Skip to main content

VERSO 11

ТЕКСТ 11

Texto

Текст

ayaneṣu ca sarveṣu
yathā-bhāgam avasthitāḥ
bhīṣmam evābhirakṣantu
bhavantaḥ sarva eva hi
айанешу ча сарвешу
йатх-бхгам авастхит
бхӣшмам эвбхиракшанту
бхаванта сарва эва хи

Sinônimos

Пословный перевод

ayaneṣu — nos pontos estratégicos; ca — também; sarveṣu — em toda parte; yathā-bhāgam — conforme as diferentes posições; avasthitāḥ — situados; bhīṣmam — ao avô Bhīṣma; eva — decerto; abhirakṣantu — devem apoiar; bhavantaḥ — vocês; sarve — todos respectivamente; eva hi — decerto.

айанешу — на стратегических позициях; ча — также; сарвешу — на всех; йатх-бхгам — раздельно; авастхит — находящиеся; бхӣшмам — Бхишме; эва — безусловно; абхиракшанту — пусть оказывают поддержку; бхаванта — вы (досточтимые); сарве — все; эва хи — обязательно.

Tradução

Перевод

Todos vocês devem agora dar todo o apoio ao avô Bhīṣma, à medida que assumem seus respectivos pontos estratégicos para entrada na falange do exército.

Каждый из вас, защищая свои позиции в боевых порядках, должен оказывать всемерную поддержку Бхишме.

Comentário

Комментарий

Duryodhana, após louvar a intrepidez de Bhīṣma, continuou ponderando que outros poderiam achar que tinham sido considerados menos importantes, por isso, em sua maneira diplomática habitual, tentou consertar a situação com as palavras acima. Enfatizou que Bhīṣmadeva era sem dúvida o maior herói, mas ele era idoso, e assim todos deveriam pensar especialmente em protegê-lo de todos os lados. Ele podia se envolver na luta, e o inimigo poderia aproveitar-se de sua concentração total em um só lado. Portanto, era importante que os outros heróis não abandonassem suas posições estratégicas, permitindo ao inimigo romper a falange. Duryodhana sentia claramente que a vitória dos Kurus dependia da presença de Bhīṣmadeva. Estava confiante no pleno apoio de Bhīṣmadeva e Droṇācārya na batalha porque sabia muito bem que eles não disseram uma só palavra quando a esposa de Arjuna, Draupadī, numa situação desamparada, recorrera a eles pedindo justiça quando estava sendo forçada a aparecer nua na presença de todos os grandes generais da assembléia. Embora soubesse que os dois generais tinham uma certa afeição pelos Pāṇḍavas, ele esperava que estes generais agora se livrassem disso completamente, como o haviam feito durante o jogo.

Воздав хвалу доблестному Бхишме, Дурьйодхана подумал, что другие воины могут решить, будто их меньше ценят, и с присущей ему дипломатичностью попытался исправить положение. Дурьйодхана подчеркнул, что Бхишмадева, без сомнения, является величайшим героем, но он уже стар, и потому все остальные должны позаботиться о том, чтобы оградить его со всех сторон. Когда он будет сражаться на одном фланге, враг может воспользоваться этим и напасть с другого фланга, поэтому очень важно, чтобы другие герои все время оставались на своих стратегических позициях, не позволяя противнику прорвать строй. Дурьйодхана сознавал, что победа Кауравов целиком зависела от Бхишмадевы. Он был уверен в поддержке Бхишмадевы и Дроначарьи, ибо прекрасно помнил, что они не проронили ни слова, когда жена Арджуны Драупади, которую Кауравы пытались раздеть на виду у этих великих воинов, в отчаянии взывала к ним, моля о справедливости. Разумеется, Дурьйодхана знал и то, что оба военачальника были по-своему привязаны к Пандавам, но все же надеялся, что они забудут о своей привязанности, как это случилось во время игры в кости между Пандавами и Кауравами.