Skip to main content

16

Глава 16

Returning to Our Natural Consciousness

Возвращаясь к естественному сознанию

apare vasudevasya
devakyāṁ yācito ’bhyagāt
ajas tvam asya kṣemāya
vadhāya ca sura-dviṣām
апаре васудевасйа
девакй йчито ’бхйагт
аджас твам асйа кшемйа

вадхйа ча сура-двишм

Others say that since both Vasudeva and Devakī prayed for You, You have taken Your birth as their son. Undoubtedly You are unborn, yet You take Your birth for their welfare and to kill those who are envious of the demigods.

Другие говорят, что Ты родился в ответ на молитвы Васудевы и Деваки, которые просили Тебя стать их сыном. Ты нерожденный — в этом нет сомнений, — и все же Ты появился на свет, чтобы позаботиться об их благополучии и уничтожить тех, кто враждебно относится к полубогам.

Śrīmad-Bhāgavatam 1.8.33

Шримад-Бхагаватам, 1.8.33

It is also said that Vasudeva and Devakī, in their previous birth as Sutapā and Pṛśni, underwent a severe type of penance to get the Lord as their son, and as a result of such austerities the Lord appeared as their son. It is already declared in the Bhagavad-gītā that the Lord appears for the welfare of all people in the world and to vanquish the asuras, or the materialistic atheists.

Известно, что в прошлой жизни Васудева и Деваки, когда они были Сутапой и Пришни, подвергали себя суровой аскезе, чтобы Господь стал их сыном. И Господь исполнил их желание. Кроме того, в «Бхагавад-гите» Господь провозгласил, что Он приходит, чтобы позаботиться обо всех обитателях этого мира и уничтожить асуров, материалистов-богоненавистников.

The Lord says:

Господь говорит:

yadā yadā hi dharmasya
glānir bhavati bhārata
abhyutthānam adharmasya
tadātmānaṁ sṛjāmy aham
йад йад хи дхармасйа
глнир бхавати бхрата
абхйуттхнам адхармасйа

тадтмна сджмй ахам

“Whenever and wherever there is a decline in religious practice, O descendant of Bharata, and a predominant rise of irreligion – at that time I descend Myself.” (Bhagavad-gītā 4.7) The words dharmasya glāniḥ mean “irregularities in religion.” When there are irregularities, religion becomes polluted.

«Всякий раз, когда религия приходит в упадок и воцаряется безбожие, Я Сам нисхожу в этот мир, о потомок Бхараты» (Б.-г., 4.7). Дхармасйа глни значит «отклонение от религиозных норм». Когда нарушаются религиозные заповеди, религия утрачивает чистоту.

In human society there must be a proper balance between spirit and matter. We are actually spirit soul, but somehow or other we have been encaged within material bodies, and as long as we have these bodies we have to accept the bodily necessities of eating, sleeping, mating, and defending, although the soul itself does not need these things. The soul does not need to eat anything; whatever we eat is for the upkeep of the body. But a civilization that simply looks after these bodily necessities and does not care for the necessities of the soul is a foolish, unbalanced civilization. Suppose one merely washes one’s coat but does not take care of one’s body. Or suppose one has a bird in a cage but merely takes care of the cage, not the bird within it. This is foolishness. The bird is crying, “Ka, ka. Give me food, give me food.” If one only takes care of the cage, how can the bird be happy?

В человеческом обществе должно поддерживаться надлежащее равновесие между духовным и материальным. Мы — души, но так или иначе мы попали в ловушку материального тела, и, до тех пор пока оно у нас есть, мы должны заботиться об удовлетворении его потребностей, таких как еда, сон, совокупление и самозащита, хотя душа сама по себе не нуждается в этом. Душе не нужна пища: мы едим только для того, чтобы поддерживать тело. Но общество, в котором люди озабочены только удовлетворением телесных потребностей и не думают о потребностях души, не может быть разумным, гармоничным обществом. Если человек, например, следит только за своей одеждой и не заботится о чистоте тела, или у него есть птица в клетке, и он ухаживает только за клеткой, забывая о птице, его вряд ли можно назвать разумным человеком. Птица кричит, хочет есть, но он заботится только о клетке. Разве будет такая птица счастлива?

So why are we unhappy? In the Western countries there is no scarcity of wealth, no scarcity of food, no scarcity of cars, and no scarcity of sex. Everything is available in full abundance. Then why is there still a section of people who are frustrated and confused, like the hippies? They are not satisfied. Why? Because there is no balance. We are taking care of the necessities of the body, but we have no information of the soul and its necessities. The soul is the real substance, and the body is only a covering. Therefore neglect of the soul is a form of dharmasya glāniḥ, pollution of duty.

Итак, почему мы несчастны? В странах Запада нет недостатка в деньгах, продуктах, автомобилях и сексе. Всего этого там в избытке. Откуда тогда появляются люди опустошенные и разочарованные, наподобие хиппи? Они неудовлетворены. Почему? Потому что в обществе нет гармонии. Мы заботимся об удовлетворении потребностей тела и ничего не знаем о душе и ее потребностях. Душа — наше истинное «я», а тело — лишь его оболочка. Поэтому, не уделяя внимания душе, мы нарушаем свой долг, дхармасйа глни.

The word dharma means “duty.” Although the word dharma is often translated as “religion” and religion is generally defined as a kind of faith, dharma is not in fact a kind of faith. Dharma means one’s actual constitutional duty. It is one’s duty to know the needs of the soul, but unfortunately we have no information of the soul and are simply busy supplying the necessities for bodily comfort.

Слово дхарма означает «долг». И хотя его нередко переводят как «религия», понимая под религией ту или иную разновидность веры, дхарма на самом деле не является верой. Дхарма — это наш истинный, изначальный долг. Он заключается в том, чтобы узнать о потребностях души, но мы, к сожалению, о душе ничего не знаем и стремимся лишь удовлетворять потребности тела.

Bodily comfort, however, is not enough. Suppose a man is very comfortably situated. Does it mean he will not die? Of course not. We speak of a struggle for existence and survival of the fittest, but bodily comforts alone cannot enable anyone to exist or survive permanently. Therefore, taking care of the body only is called dharmasya glāniḥ, or pollution of one’s duty.

Но одних телесных удобств недостаточно. Человек может жить в роскоши, но значит ли это, что он никогда не умрет? Конечно, нет. Мы говорим о борьбе за существование и естественном отборе, но удобства, которые мы создаем для тела, не гарантируют нам бессмертия. Вот почему забота только о теле называется дхармасйа глни, нарушением долга.

One must know the necessities of the body and also the necessities of the soul. The real necessity in life is to supply the comforts of the soul, and the soul cannot be comforted by material adjustments. Because the soul is a different identity, the soul must be given spiritual food, and that spiritual food is Kṛṣṇa consciousness. When one is diseased, he must be given the proper diet and the proper medicine. Both are required. If he is simply given medicine but not a proper diet, the treatment will not be very successful. Therefore the Kṛṣṇa consciousness movement is meant to give both the proper medicine and the proper diet for the soul. The diet is kṛṣṇa-prasāda, food that has first been offered to Kṛṣṇa, and the medicine is the Hare Kṛṣṇa mantra.

Мы должны знать не только о том, что нужно телу, но и о том, что нужно душе. Думать о счастье и покое души — вот что необходимо нам в жизни, однако душу нельзя удовлетворить чем-либо материальным. Поскольку душа — особая субстанция, ей необходима духовная пища, и такой духовной пищей является сознание Кришны. Когда человек заболевает, ему назначают диету и прописывают лекарства. Ему необходимо и то и другое. Если больному выпишут только лекарства и не назначат диету, лечение не принесет ощутимых плодов. Поэтому задача Движения сознания Кришны — дать душе необходимые ей лекарства и правильную диету. Диета заключается в принятии кришна-прасада, или пищи, предложенной Кришне, а лекарством является мантра Харе Кришна.

nivṛtta-tarṣair upagīyamānād
bhavauṣadhāc chotra-mano-’bhirāmāt
ka uttamaśloka-guṇānuvādāt
pumān virajyeta vinā paśu-ghnāt
нивтта-таршаир упагӣйамнд
бхаваушадхч чхротра-мано-’бхирмт
ка уттамалока-гунувдт

пумн вираджйета вин паугхнт

(Bhāgavatam 10.1.4)

Бхаг., 10.1.4

Parīkṣit Mahārāja said to the great sage Śukadeva Gosvāmī, “The discourses on Śrīmad-Bhāgavatam that you are giving me are not ordinary. These Bhāgavata discourses are relishable for persons who are nivṛtta-tṛṣṇa, free from hankering.” Everyone in this material world is hankering for enjoyment, but one who is free from this hankering can taste how relishable the Bhāgavatam is. The word bhāgavata refers to anything in relationship to Bhagavān, the Supreme Lord, and the Hare Kṛṣṇa mantra is also bhāgavata. Thus Parīkṣit Mahārāja said that the taste of the Bhāgavata can be relished by one who is free from hankering to satisfy material desires. And why should this Bhāgavata be tasted? Bhavauṣadhi: it is the medicine for our disease of birth and death.

Обращаясь к великому мудрецу Шукадеве Госвами, Махараджа Парикшит сказал: «Пересказанные тобой беседы из „Шримад-Бхагаватам“ столь необыкновенны! Их нектарным вкусом наслаждаются души, свободные от мирских желаний (нивтта-тша)». В материальном мире все увлечены погоней за наслаждениями, и только те, кто свободен от желания наслаждаться, могут почувствовать нектарный вкус «Бхагаватам». Словом бхагавата обозначают все, что связано с Бхагаваном, Верховным Господом, и мантра Харе Кришна — тоже бхагавата. Поэтому Махараджа Парикшит сказал, что вкус бхагаваты может ощутить лишь тот, кто свободен от стремления удовлетворять свои мирские желания.

At the present moment, we are in a diseased condition. Materialists do not know what is disease and what is health. They do not know anything, but still they are posing as great scientists and philosophers. They do not inquire, “I do not want to die. Why is death enforced upon me?” Nor do they have any solution to this problem. But still they call themselves scientists. What kind of scientists are they? Advancement in science should bring about knowledge by which misery can be minimized. Otherwise, what is the meaning of science? Scientists may promise that they can help us in the future, but we may ask them, “What are you giving us right now, sir?” A real scientist will not say, “Just go on suffering as you are suffering now, and in the future we shall find some chemicals to help you.” No. Ātyantika-duḥkha-nivṛttiḥ. The word ātyantika means “ultimate,” and duḥkha means “sufferings.” The aim of human life should be to put an end to the ultimate sufferings, but people do not even know what these ultimate sufferings are. These sufferings are pointed out in Bhagavad-gītā as janma-mṛtyu-jarā-vyādhi: birth, death, old age, and disease. What have we done to nullify these sufferings? There is no remedy for them in the material world. The ultimate way to relinquish all kinds of suffering is stated in Bhagavad-gītā (8.15), where the Lord says:

Сейчас мы больны. Материалисты не знают, что́ есть болезнь, а что — здоровье. Они вообще ничего не знают, хотя мнят себя великими учеными и философами. Они не задаются вопросом: «Если я не хочу умирать, почему смерть приходит за мной?» Они не знают, как решить эту проблему, и тем не менее называют себя учеными. Какие они ученые? Развитие науки должно приводить к появлению знания, помогающего облегчить страдания людей. Иначе какой прок от науки? Ученые обещают помочь нам в будущем, но мы спрашиваем у них: «А что вы можете предложить нам сейчас?» Истинный ученый никогда не скажет: «Продолжайте страдать, а мы со временем откроем какие-нибудь химические соединения, которые помогут вам». Нет. Атйантика-дукха-нивтти. Слово атйантикаозначает «основной», а дукха — «страдания». Цель человеческой жизни — положить конец основным страданиям, но люди даже не знают, что это за страдания. Они перечислены в «Бхагавад-гите»: джанма-мтйу-джар-вйдхи — рождение, смерть, старость и болезни. Что сделали мы, чтобы одолеть их? В материальном мире нет средства, позволяющего избавиться от этих страданий. О том, как можно раз и навсегда покончить с ними, рассказано в «Бхагавад-гите» (8.15), где Господь говорит:

mām upetya punar janma
duḥkhālayam aśāśvatam
nāpnuvanti mahātmānaḥ
saṁsiddhiṁ paramāṁ gatāḥ
мм упетйа пунар джанма
дукхлайам аватам
нпнуванти махтмна

сасиддхи парам гат

“After attaining Me, the great souls, who are yogīs in devotion, never return to this temporary world, which is full of miseries, because they have attained the highest perfection.”

«Придя ко Мне, великие души, йоги-преданные, никогда больше не возвращаются в этот бренный, полный страданий мир, ибо они обрели высшее совершенство».

Thus the Lord says that one should approach Him and go back to Him, back home, back to Godhead. But unfortunately people have no knowledge of what God is, whether one can go back home to Him or not, and whether or not it is practical. Because they have no knowledge, they are simply like animals. They pray, “O God, give us our daily bread.” But now suppose we ask them, “What is God?” Can they explain? No. Then whom are they asking? Are they merely praying into the air? If I submit some petition, there must be some person to whom the petition is submitted. But they do not know who that person is or where the petition is to be submitted. They say that God is in the sky. But there are also so many birds in the sky. Are they God? People have imperfect knowledge or no knowledge at all. Nonetheless, they pose as scientists, philosophers, writers, and great thinkers, although their ideas are all rubbish.

Итак, Господь говорит, что мы должны обратиться к Нему и вернуться домой, к Богу. Но, к сожалению, люди ничего не знают о том, кто такой Бог, и не знают, можно ли вернуться к Нему и осуществимо ли это. Не имея таких знаний, они мало чем отличаются от животных. Они просят Бога: «Господи, дай нам хлеб наш насущный». Но если спросить у них: «Кто такой Бог?» — смогут ли они ответить? Нет. Тогда к кому они обращаются? Куда обращены их молитвы? В воздух? Если я подаю прошение, должен быть тот, кто примет у меня это прошение. Но люди не знают, кого они просят, и не ведают, будет ли их прошение принято. Они говорят, что Бог живет на небесах. Но ведь там живут и птицы. Разве они — Бог? Люди либо обладают несовершенным знанием, либо вообще ничего не знают. Но, несмотря на это, они выдают себя за ученых, философов, писателей и великих мыслителей, хотя все их идеи никчемны, как мусор.

The only truly worthwhile books are those like Śrīmad-Bhāgavatam and Bhagavad-gītā. In the Bhāgavatam (1.5.10–11) it is said:

По-настоящему ценными книгами являются лишь те, что подобны «Шримад-Бхагаватам» и «Бхагавад-гите». В «Бхагаватам» (1.5.10–11) сказано:

na yad vacaś citra-padaṁ harer yaśo
jagat-pavitraṁ pragṛṇīta karhicit
tad vāyasaṁ tīrtham uśanti mānasā
na yatra haṁsā niramanty uṣik-kṣayāḥ
на йад вача читра-пада харер йао
джагат-павитра прагӣта кархичит
тад вйаса тӣртхам уанти мнас

на йатра хас нирамантй ушик-кшай

“Those words which do not describe the glories of the Lord, who alone can sanctify the atmosphere of the whole universe, are considered by saintly persons to be like unto a place of pilgrimage for crows. Since the all-perfect persons are inhabitants of the transcendental abode, they do not derive any pleasure there.”

«По мнению святых людей, слова, не описывающие величие Господа, который один может освятить целую вселенную, подобны месту паломничества ворон. Совершенные личности не находят в таких словах никакого удовольствия, ибо всегда пребывают в духовной обители».

tad-vāg-visargo janatāgha-viplavo
yasmin prati-ślokam abaddhavaty api
nāmāny anantasya yaśo-’ṅkitāni yat
śṛṇvanti gāyanti gṛṇanti sādhavaḥ
тад-вг-висарго джанатгха-виплаво
йасмин прати-локам абаддхаватй апи
нмнй анантасйа йао ’китни йат

ванти гйанти гнанти сдхава

“On the other hand, that literature which is full of descriptions of the transcendental glories of the name, fame, forms, pastimes, etc., of the unlimited Supreme Lord is a different creation, full of transcendental words directed toward bringing about a revolution in the impious lives of this world’s misdirected civilization. Such transcendental literatures, even though imperfectly composed, are heard, sung, and accepted by purified men who are thoroughly honest.”

«Но произведение, описывающее божественное величие имени, славы, образов и деяний безграничного Верховного Господа, имеет совсем иную природу. Оно состоит из трансцендентных слов, способных совершить переворот в неправедной жизни заблудшей цивилизации. Такие трансцендентные произведения, даже если они внешне несовершенны, пользуются признанием у чистых сердцем, безукоризненно честных людей, которые с удовольствием слушают и пересказывают их».

Any literature that has no connection with God is just like a place where crows take enjoyment. Where do crows enjoy? In a filthy place. But white swans take pleasure in nice clear waters surrounded by gardens. So even among animals there are natural divisions. The crows will not go to the swans, and the swans will not go to the crows. Similarly, in human society there are men who are like crows and men who are like swans. The swanlike men will come to centers of Kṛṣṇa consciousness, where everything is clear, where there is good philosophy, good transcendental food, good education, good intelligence – everything good – whereas crowlike men will go to clubs, parties, naked dance shows, and so many other such things.

Всякая литература, не связанная с Богом, подобна месту, куда любят слетаться вороны. И что это за место? Это помойка. А белоснежные лебеди любят плавать в чистых прудах, окруженных садами. Таким образом, даже между животными существуют естественные разграничения. Ворона никогда не полетит туда, где собираются лебеди, а лебеди никогда не присоединятся к воронам. Подобно этому, в человеческом обществе есть люди, подобные воронам, и люди, подобные лебедям. Те, кто подобен лебедям, идут в центры сознания Кришны, где царит чистота, где можно услышать возвышенную философию, отведать замечательную одухотворенную пищу, получить прекрасные знания, развить высокий интеллект, — одним словом, получить все самое лучшее, а люди, подобные воронам, отправляются на вечеринки, в ночные клубы, на стриптиз и т. д.

So the Kṛṣṇa consciousness movement is meant for swanlike men, not for men who are like crows. But we can convert the crows into swans. That is our philosophy. Those who were crows are now swimming like swans. That is the benefit of Kṛṣṇa consciousness.

Таким образом, Движение сознания Кришны предназначено для людей, которые подобны лебедям, а не воронам. Но мы и из ворон можем сделать лебедей. Таково наше учение. Те, кто раньше были воронами, стали теперь прекрасными лебедями. Сознание Кришны несет людям огромное благо.

The material world is the world where swans have become crows. In the material world the living entity is encaged in a material body, and he tries to gratify his senses in one body after another. But the reestablishment of dharma will gradually turn crows into swans. For example, a man may be illiterate and uncultured, but he can be converted into an educated, cultured man by training.

Материальный мир — это царство, в котором лебеди превращаются в ворон. Здесь живое существо томится в клетке материального тела и жизнь за жизнью пытается удовлетворять свои чувства. Но возрождение дхармы приведет к тому, что вороны снова начнут превращаться в лебедей, как неграмотный и невоспитанный человек в процессе обучения становится культурным и образованным.

This training is possible in the human form of life. I cannot train a dog to become a devotee. That is difficult. Of course, that also can be done, although I may not be powerful enough to do it. When Lord Caitanya Mahāprabhu was traveling through the jungles of Jhārikhaṇḍa the tigers, the snakes, the deer, and all the other animals became devotees. This was possible for Caitanya Mahāprabhu because He is God Himself and can therefore do anything. But although we cannot do that, we can work in human society. Regardless of how fallen a man is, if he follows the instructions of Kṛṣṇa consciousness he can return to his original position. Of course, there are degrees of understanding, but one’s original position is that one is part and parcel of God. Understanding of this position is called Brahman realization, spiritual realization, and it is this realization that Kṛṣṇa Himself comes to this world to reestablish.

Пройти такое обучение можно только в человеческом теле. Я не могу сделать преданного из собаки. Это нелегко. Такое, конечно, тоже возможно, но я не обладаю достаточным могуществом. Когда Господь Чайтанья проходил через лес Джхарикханда, тигры, змеи, олени и другие животные становились преданными. Это мог сделать Чайтанья Махапрабху, ибо Он — Сам Бог и для Него нет ничего невозможного. Нам это не под силу, но мы можем проповедовать людям. Каким бы падшим ни был человек, если он идет путем сознания Кришны, он сможет восстановить свое изначальное положение. Изначально мы являемся неотъемлемыми частицами Бога, но далеко не все понимают это одинаково глубоко. Понимание своего истинного положения называется осознанием Брахмана, духовным самоосознанием, и, чтобы возродить его, Кришна нисходит в этот мир.

Lord Kṛṣṇa came to this world at the request of His devotees Vasudeva and Devakī (vasudevasya devakyāṁ yācito ’bhyagāt). Although in their former lives Vasudeva and Devakī were married, they did not have any children. They engaged themselves in severe austerities, and when Kṛṣṇa came before them and asked them what they wanted, they said, “We want a son like You. That is our desire.” But how is it possible for there to be another God? Kṛṣṇa is God, and God is one; He cannot be two. So how could there be another God to become the son of Vasudeva and Devakī? Kṛṣṇa therefore said, “It is not possible to find another God, so I Myself shall become your son.” So some people say that it is because Vasudeva and Devakī wanted Kṛṣṇa as their son that He appeared.

Господь Кришна явился на Землю по просьбе Своих преданных Васудевы и Деваки (васудевасйа девакй йачито ’бхйагат).В предыдущих жизнях Васудева и Деваки тоже были мужем и женой, но у них не было детей. Они подвергали себя суровой аскезе, и, когда Кришна предстал перед ними, чтобы узнать, чего они желают, Васудева и Деваки ответили Ему: «Мы хотим такого сына, как Ты. Вот наше желание». Но где найти того, кто был бы равен Богу? Бог — Кришна, и Он один: второго быть не может. Где взять еще одного Бога, чтобы Он стал сыном Васудевы и Деваки? Поэтому Кришна сказал им: «Второго Бога быть не может, так что Я Сам стану вашим сыном». Вот почему некоторые люди говорят, будто Кришна пришел сюда потому, что Васудева и Деваки желали обрести Его в качестве сына.

Although Kṛṣṇa actually comes to satisfy His devotees like Vasudeva and Devakī, when He comes He performs other activities also. Vadhāya ca sura-dviṣām. The word vadhāya means “killing,” and sura-dviṣām refers to the demons, who are always envious of the devotees. Kṛṣṇa comes to kill these demons.

Хотя Кришна и в самом деле приходит для того, чтобы удовлетворить Своих преданных — в том числе Васудеву и Деваки, — Он совершает и другие деяния. Вадхйа ча сура-двишм. Слово вадхйа означает «убийство», а сура-двишм указывает на демонов, которые враждебно относятся к преданным. Кришна приходит, чтобы убить этих демонов.

An example of a demon is Hiraṇyakaśipu. Because Prahlāda Mahārāja was a devotee, his father, Hiraṇyakaśipu, was so envious that he was prepared to kill his own son, although the little boy’s only fault was that he was chanting Hare Kṛṣṇa. This is the nature of demons. Jesus Christ also was killed by the sura-dviṣām, those who were envious of him. What was his fault? His only fault was that he was preaching about God. Yet he had so many enemies, who cruelly crucified him. Therefore Kṛṣṇa comes to kill such sura-dviṣām.

Примером такого демона служит Хираньякашипу. Из-за того что его сын, Махараджа Прахлада, был преданным, Хираньякашипу пылал к нему такой ненавистью, что готов был убить собственного сына, хотя единственная вина мальчика состояла в том, что он повторял имена Господа. Такова природа демонов — сура-двишм. Они же убили и Иисуса Христа. В чем он был виноват? Его единственная вина заключалась в том, что он говорил о Боге. И все же его многие ненавидели и безжалостно распяли на кресте. Поэтому Кришна приходит, чтобы уничтожить сура-двишм.

This killing of the envious, of course, can be done without the presence of Kṛṣṇa. By setting to work the natural forces of war, pestilence, famine, and so on, Kṛṣṇa can kill millions of people. He does not need to come here to kill these rascals, for they can be killed simply by His direction, or nature’s law. Sṛṣṭi-sthiti-pralaya-sādhana-śaktir ekā (Brahma-saṁhitā 5.44). Nature has so much power that it can create, maintain, and annihilate everything. Sṛṣṭi means “creation,” sthiti means “maintenance,” and pralaya means “destruction.” Nature can create, maintain, and also destroy. This material cosmic manifestation is being maintained by the mercy of nature, by which we are getting sunlight, air, and rain by which to grow our food so that we can eat and grow nicely. But nature is so powerful that at any time it can destroy everything simply by one strong wind. Nature is working under the direction of Kṛṣṇa (mayādhyakṣeṇa prakṛtiḥ sūyate sa-carācaram). Therefore, if Kṛṣṇa wants demons killed, He can kill millions of them with merely one strong blast of nature’s wind.

Но богоненавистники могут быть уничтожены и без личного вмешательства Кришны. Для этого есть всевозможные катаклизмы — войны, эпидемии, голод и прочее, — в которых гибнут миллионы людей. Кришне не нужно приходить сюда, чтобы убить этих нечестивцев. Это делает за Него материальная природа, законы которой действуют по Его воле. Сши-стхити-пралайа-сдхана-актир эка (Б.-с., 5.44). Материальная природа настолько могущественна, что может создавать, поддерживать и уничтожать все сущее. Сши означает «творение», стхити — «поддержание», а пралайа — «уничтожение». Природа создает, поддерживает и разрушает все сущее. Весь проявленный мир существует милостью природы, благодаря которой мы пользуемся солнечным светом, воздухом и дождем, чтобы производить пищу, есть ее и нормально развиваться. Природа так могущественна, что в любую минуту мощным порывом ветра может уничтожить все вокруг. Природа действует по воле Кришны (майдхйакшеа практи сӯйате са-чарчарам). Поэтому, если Кришне надо уничтожить демонов, Он может стереть с лица земли миллионы таких безбожников, просто наслав на них ураганный ветер.

So to kill the demons Kṛṣṇa does not need to come. When He comes, He does so because He is requested by His devotees like Vasudeva and Devakī, as Kuntīdevī indicates by using the word yācitaḥ, meaning “being prayed for.” Therefore the real cause of His coming is at the request of His devotees, but when He comes He simultaneously shows that He is prepared to kill anyone who is envious of His devotees. Of course, His killing and maintaining are the same because He is absolute. Those who are killed by Kṛṣṇa immediately attain salvation, which generally takes millions of years to get.

Итак, Кришне нет нужды приходить сюда для того, чтобы уничтожить демонов. Он приходит по просьбе Своих преданных, таких как Васудева и Деваки, о чем и говорит Кунтидеви, употребляя слово йчита, «молившихся». Стало быть, истинной причиной прихода Господа является просьба Его преданных. Но, появляясь здесь, Кришна одновременно демонстрирует и Свою готовность убить всякого, кто враждебно настроен к Его преданным. Разумеется, участь тех, кого Кришна убивает и кого оберегает, одна и та же, ибо Господь абсолютен. Те, кого Кришна убивает, сразу получают освобождение, чего обычно надо ждать миллионы лет.

So people may say that Kṛṣṇa has come for this purpose or that purpose, but actually Kṛṣṇa comes for the benefit of His devotees. He always looks after the welfare of the devotees, and so from this instruction of Kuntī we should understand that we should always be concerned with how to become devotees. Then all good qualities will come upon us.

Итак, некоторые считают, что Кришна приходит сюда, чтобы осуществить какие-то Свои цели, но на самом деле Он приходит, чтобы облагодетельствовать Своих преданных. Он неизменно печется о благе преданных, поэтому из слов царицы Кунти надо сделать вывод, что мы всегда должны стремиться стать преданными Господа. Тогда в нас проявятся все лучшие качества.

yasyāsti bhaktir bhagavaty akiñcanā
sarvais gunaiṣ tatra samāsate surāḥ
йасйсти бхактир бхагаватй акичан
сарваир гуаис татра самсате сур

(Bhāgavatam 5.18.12)

Бхаг., 5.18.12

If one simply develops one’s dormant, natural devotion for Kṛṣṇa, one will develop all good qualities.

Когда человек пробуждает дремлющую в нем естественную преданность Кришне, он развивает в себе и все наилучшие добродетели.

Our devotion for Kṛṣṇa is natural. Just as a son has natural devotion to his father and mother, we have natural devotion to Kṛṣṇa. When there is danger, even materialistic scientists pray to God. Of course, when they are not in danger they defy God, and therefore danger is required in order to teach these rascals that there is God. Jīvera svarūpa haya—kṛṣṇera ‘nitya-dāsa’. Our natural position is to be dependent on God. Artificially we are trying to banish God, saying, “God is dead,” “There is no God,” or “I am God.” But when we give up this rascaldom, Kṛṣṇa will give us all protection.

Преданность Кришне уже заложена в нас. Она для нас так же естественна, как естественно для сына быть преданным своим родителям. Оказавшись в опасности, к Богу взывают даже ученые-материалисты, которые в обычной ситуации пренебрегают Господом. Поэтому опасности необходимы, чтобы напомнить этим невеждам: Бог все-таки существует. Джӣвера сварӯпа хайа — кшера`нитйа-дса’. Наше естественное положение — всегда зависеть от Господа. Мы искусственно пытаемся изгнать Бога из своей жизни, заявляя: «Бог мертв», «Бога нет» или «Я сам — Бог». Но нам надо отказаться от этих глупостей, и тогда Кришна возьмет нас под Свою защиту.