Skip to main content

Text 8

ТЕКСТ 8

Devanagari

Деванагари

आक्षिप्तात्मेन्द्रिय: स्त्रीणामसतीनां च मायया । रहो रचितयालापै: शिशूनां कलभाषिणाम् ॥ ८ ॥

Text

Текст

ākṣiptātmendriyaḥ strīṇām
asatīnāṁ ca māyayā
raho racitayālāpaiḥ
śiśūnāṁ kala-bhāṣiṇām
ākṣiptātmendriyaḥ strīṇām
asatīnāṁ ca māyayā
raho racitayālāpaiḥ
śiśūnāṁ kala-bhāṣiṇām

Synonyms

Пословный перевод

ākṣipta — charmed; ātma — heart; indriyaḥ — his senses; strīṇām — of women; asatīnām — false; ca — and; māyayā — by māyā; rahaḥ — in a solitary place; racitayā — displayed; ālāpaiḥ — by the talking; śiśūnām — of the children; kala-bhāṣiṇām — with sweet words.

а̄кшипта — плененные; а̄тма — сердце; индрийах̣ — его чувства; стрӣн̣а̄м — женщин; асатӣна̄м — иллюзорной; ча — и; ма̄йайа̄ — майей; рахах̣ — наедине; рачитайа̄ — проявляющейся; а̄ла̄паих̣ — в беседах; ш́иш́ӯна̄м — малышей; кала-бха̄шин̣а̄м — от лепета.

Translation

Перевод

He gives heart and senses to a woman, who falsely charms him with māyā. He enjoys solitary embraces and talking with her, and he is enchanted by the sweet words of the small children.

Свое сердце и чувства он отдает женщине, которая околдовывает его чарами майи. Он наслаждается ее объятиями и беседами наедине с ней, а лепет маленьких детей приводит его в восторг.

Purport

Комментарий

Family life within the kingdom of illusory energy, māyā, is just like a prison for the eternal living entity. In prison a prisoner is shackled by iron chains and iron bars. Similarly, a conditioned soul is shackled by the charming beauty of a woman, by her solitary embraces and talks of so-called love, and by the sweet words of his small children. Thus he forgets his real identity.

Для вечного живого существа семейная жизнь в царстве майи является тюрьмой. В тюрьме узников заковывают в кандалы и сажают за решетку. Точно так же обусловленная душа закована в кандалы своей привязанности к чарам женской красоты, к объятиям, к любовным беседам в уединенном месте и к милому лепету своих малышей. Околдованное этим, живое существо забывает о своей истинной сущности.

In this verse the words strīṇām asatīnām indicate that womanly love is just to agitate the mind of man. Actually, in the material world there is no love. Both the woman and the man are interested in their sense gratification. For sense gratification a woman creates an illusory love, and the man becomes enchanted by such false love and forgets his real duty. When there are children as the result of such a combination, the next attraction is to the sweet words of the children. The love of the woman at home and the talk of the children make one a secure prisoner, and thus he cannot leave his home. Such a person is termed, in Vedic language, a gṛhamedhī, which means “one whose center of attraction is home.” Gṛhastha refers to one who lives with family, wife and children, but whose real purpose of living is to develop Kṛṣṇa consciousness. One is therefore advised to become a gṛhastha and not a gṛhamedhī. The gṛhastha’s concern is to get out of the family life created by illusion and enter into real family life with Kṛṣṇa, whereas the gṛhamedhi’s business is to repeatedly chain himself to so-called family life, in one life after another, and perpetually remain in the darkness of māyā.

Употребленные в данном стихе слова стрӣн̣а̄м асатӣна̄м указывают на то, что женская любовь предназначена только для того, чтобы возбуждать ум мужчины. На самом деле в материальном мире нет любви. Сходясь, и мужчина, и женщина думают только о том, чтобы удовлетворить собственные чувства. Чтобы испытывать чувственные наслаждения, женщина создает иллюзию любви, и, попадая в ловушку этой мнимой любви, мужчина забывает о своем истинном долге. Когда в результате их союза на свет появляются дети, он привязывается к их лепету. Любовь к женщине и детские голоса, звенящие в доме, превращают мужчину в вечного узника, лишая его возможности покинуть дом. В ведических писаниях такого человека называют грихамедхи, что значит «тот, чьи интересы сосредоточены на своем доме». Грихастха — это человек, который живет с семьей, женой и детьми, но истинной целью его жизни является сознание Кришны. Поэтому Веды призывают людей быть грихастхами, а не грихамедхи. Грихастха стремится вырваться на волю из сотворенной иллюзией тюрьмы семейной жизни и, вернувшись к Кришне, обрести свою настоящую семью, тогда как грихамедхи жизнь за жизнью заковывает себя в кандалы семейных привязанностей и навеки остается в темнице майи.