Skip to main content

Text 35

ТЕКСТ 35

Devanagari

Деванагари

श्री भगवानुवाच
मया प्रोक्तं हि लोकस्य प्रमाणं सत्यलौकिके ।
अथाजनि मया तुभ्यं यदवोचमृतं मुने ॥ ३५ ॥

Text

Текст

śrī-bhagavān uvāca
mayā proktaṁ hi lokasya
pramāṇaṁ satya-laukike
athājani mayā tubhyaṁ
yad avocam ṛtaṁ mune
рӣ-бхагавн увча
май прокта хи локасйа
прама сатйа-лаукике
атхджани май тубхйа
йад авочам та муне

Synonyms

Пословный перевод

śrī-bhagavān uvāca — the Supreme Personality of Godhead said; mayā — by Me; proktam — spoken; hi — in fact; lokasya — for the people; pramāṇam — authority; satya — spoken in scripture; laukike — and in ordinary speech; atha — therefore; ajani — there was birth; mayā — by Me; tubhyam — to you; yat — that which; avocam — I said; ṛtam — true; mune — O sage.

рӣ-бхагавн увча — Верховный Господь сказал; май — Мной; проктам — сказано; хи — на самом деле; локасйа — для людей; прамам — авторитет; сатйа — сказано на страницах священных писаний; лаукике — и в речи; атха — поэтому; аджани — родился; май — Я; тубхйам — тебе; йат — то, что; авочам — Я сказал; там — истинно; муне — о мудрец.

Translation

Перевод

The Personality of Godhead Kapila said: Whatever I speak, whether directly or in the scriptures, is authoritative in all respects for the people of the world. O Muni, because I told you before that I would become your son, I have descended to fulfill this truth.

Личность Бога, Капила, сказал: Любое слово, сказанное Мной или запечатленное на страницах священных писаний, является законом для всех людей, живущих в материальном мире. О Муни, некогда Я пообещал стать твоим сыном, и теперь Я сошел на землю, чтобы исполнить Свое обещание.

Purport

Комментарий

Kardama Muni was to leave his family life to completely engage in the service of the Lord. But since he knew that the Lord Himself, as Kapila, had taken birth in his home as his own son, why was he preparing to leave home to search out self-realization or God realization? God Himself was present in his home — why should he leave home? Such a question may certainly arise. But here it is said that whatever is spoken in the Vedas and whatever is practiced in accordance with the injunctions of the Vedas is to be accepted as authoritative in society. Vedic authority says that a householder must leave home after his fiftieth year. Pañcāśordhvaṁ vanaṁ vrajet: one must leave his family life and enter the forest after the age of fifty. This is an authoritative statement of the Vedas, based on the division of social life into four departments of activity — brahmacarya, gṛhastha, vānaprastha and sannyāsa.

Кардама Муни хотел оставить семью, чтобы полностью посвятить себя служению Господу. Но ведь он знал, что Сам Господь в образе Капилы появился на свет в его доме и стал его сыном. Почему же он, несмотря на это, собирался уйти из дома в поисках Бога и духовного самоосознания? Если Бог Сам появился в доме Кардамы Муни, то зачем ему было уходить оттуда? Это вполне резонный вопрос. Но в данном стихе сказано, что любое слово Вед и любой обычай, соответствующий предписаниям Вед, должны быть законом для всех людей. Веды предписывают домохозяину покинуть дом, после того как ему исполнится пятьдесят лет. Пач-ордхва вана враджет: по достижении пятидесяти лет мужчина должен оставить семью и удалиться в лес. Таково авторитетное предписание Вед, в основе которого лежит деление общества на четыре уклада: брахмачарью, грихастху, ванапрастху и санньясу.

Kardama Muni practiced yoga very rigidly as a brahmacārī before his marriage, and he became so powerful and attained so much mystic power that his father, Brahmā, ordered him to marry and beget children as a householder. Kardama did that also; he begot nine good daughters and one son, Kapila Muni, and thus his householder duty was also performed nicely, and now his duty was to leave. Even though he had the Supreme Personality of Godhead as his son, he had to respect the authority of the Vedas. This is a very important lesson. Even if one has God in his home as his son, one should still follow the Vedic injunctions. It is stated, mahājano yena gataḥ sa panthāḥ: one should traverse the path which is followed by great personalities.

До женитьбы Кардама Муни строго соблюдал брахмачарью и занимался йогой. В результате он обрел такое могущество и мистическую силу, что его отец Брахма велел ему жениться и, обзаведясь семьей, произвести на свет детей. Кардама выполнил этот приказ своего отца; после того как у него родилось девять чудесных дочерей и один сын, Капила Муни, он исполнил свой долг домохозяина и теперь должен был уйти из дома. Несмотря на то что его сыном стал Сам Господь, Верховная Личность Бога, он вынужден был подчиниться авторитету Вед. Это очень важный урок для каждого из нас. Даже если Сам Бог появился в нашем доме и стал нашим сыном, мы все равно должны выполнять предписания Вед. Махджано йена гата са пантх — нужно идти путем, проложенным великими личностями.

Kardama Muni’s example is very instructive, for in spite of having the Supreme Personality of Godhead as his son, he left home just to obey the authority of the Vedic injunction. Kardama Muni states here the main purpose of his leaving home: while traveling all over the world as a mendicant, he would always remember the Supreme Personality of Godhead within his heart and thereby be freed from all the anxieties of material existence. In this Age of Kali-yuga sannyāsa is prohibited because persons in this age are all śūdras and cannot follow the rules and regulations of sannyāsa life. It is very commonly found that so-called sannyāsīs are addicted to nonsense — even to having private relationships with women. This is the abominable situation in this age. Although they dress themselves as sannyāsīs, they still cannot free themselves from the four principles of sinful life, namely illicit sex life, meat-eating, intoxication and gambling. Since they are not freed from these four principles, they are cheating the public by posing as svāmīs.

Пример Кардамы Муни достоин подражания: став отцом Верховной Личности Бога, он тем не менее покинул свой дом, чтя авторитет ведических предписаний. Здесь Кардама Муни называет главную цель своего ухода: странствуя по свету и живя подаянием, в глубине сердце он всегда будет помнить о Верховной Личности Бога и таким образом избавится от всех тревог материальной жизни. В Кали-югу запрещено принимать санньясу, так как в этот век все люди рождаются шудрами и не способны соблюдать строгие правила санньясы. Часто можно видеть, что так называемые санньяси не могут избавиться от своих дурных привычек и даже вступают в интимные отношения с женщинами. Такова отталкивающая реальность века Кали. Рядясь в одежды санньяси, они тем не менее не могут отказаться от четырех принципов греховной жизни: недозволенных половых отношений, мясоедения, употребления одурманивающих средств и участия в азартных играх. Оставаясь в плену этих четырех пороков, такие санньяси обманывают людей, выдавая себя за свами.

In Kali-yuga the injunction is that no one should accept sannyāsa. Of course, those who actually follow the rules and regulations must take sannyāsa. Generally, however, people are unable to accept sannyāsa life, and therefore Caitanya Mahāprabhu stressed, kalau nāsty eva nāsty eva nasty eva gatir anyathā. In this age there is no other alternative, no other alternative, no other alternative than to chant the holy name of the Lord: Hare Kṛṣṇa, Hare Kṛṣṇa, Kṛṣṇa Kṛṣṇa, Hare Hare. The main purpose of sannyāsa life is to be in constant companionship with the Supreme Lord, either by thinking of Him within the heart or hearing of Him through aural reception. In this age, hearing is more important than thinking because one’s thinking may be disturbed by mental agitation, but if one concentrates on hearing, he will be forced to associate with the sound vibration of Kṛṣṇa. Kṛṣṇa and the sound vibration “Kṛṣṇa” are nondifferent, so if one loudly vibrates Hare Kṛṣṇa, he will be able to think of Kṛṣṇa immediately. This process of chanting is the best process of self-realization in this age; therefore Lord Caitanya preached it so nicely for the benefit of all humanity.

В Ведах сказано, что в Кали-югу санньяса запрещена. Разумеется, те, кто способен соблюдать все правила санньясы, должны принять ее. Однако в большинстве своем люди не способны вести образ жизни санньяси, поэтому Чайтанья Махапрабху подчеркивал: калау нстй эва нстй эва нстй эва гатир анйатх. В этот век нет иного пути, нет иного пути, нет иного пути, кроме повторения святого имени Господа: Харе Кришна, Харе Кришна, Кришна Кришна, Харе Харе. Главная цель принятия санньясы — получить возможность постоянно общаться с Верховным Господом, размышляя о Нем или слушая о Нем. В век Кали слушание играет более важную роль, чем размышление, потому что ум людей этого века очень беспокоен и, возбудившись, может в любую минуту прервать размышления; но если мы будем сосредоточенно слушать мантру Харе Кришна, то нам волей-неволей придется общаться со звуком имени Кришны. Кришна и звук Его имени неотличны друг от друга, поэтому тот, кто произносит вслух «Харе Кришна», сразу же начинает думать о Кришне. Повторение святых имен в век Кали является лучшим методом самоосознания, вот почему Господь Чайтанья с такой настойчивостью проповедовал эту философию на благо всего человечества.