Skip to main content

CHAPTER TWENTY-THREE

ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ТРЕТЬЯ

The Song of the Avantī Brāhmaṇa

Песнь брахмана из Аванти

This chapter tells the story of a mendicant sannyāsī from the Avantī country as an example of how one should tolerate the disturbances and offenses created by evil persons.

В этой главе рассказывается история одного нищего санньяси из провинции Аванти. Эта история — пример того, с каким терпением нужно сносить беспокойства и оскорбления со стороны нечестивцев.

The harsh words of uncouth persons pierce the heart even more severely than arrows. Yet a mendicant brāhmaṇa from the city of Avantī, even while being attacked by wicked men, considered this trouble to be simply the consequence of his own past deeds and tolerated it with utmost sobriety. Previously the brāhmaṇa had been an agriculturalist and merchant. He had been extremely greedy, miserly and prone to anger. As a result, his wife, sons, daughters, relatives and servants were all deprived of every kind of enjoyment and gradually came to behave unaffectionately toward him. In due course of time, thieves, family members and providence took away the sum total of his wealth. Finding himself without any property and abandoned by everyone, the brāhmaṇa developed a deep sense of renunciation.

Брань грубых людей ранит сердце больнее стрел. Тем не менее нищий брахман из города Аванти с величайшим спокойствием сносил нападки нечестивцев, считая эту неприятность лишь следствием своих прошлых поступков. Прежде этот брахман занимался земледелием и торговлей. Он был очень жадным, скупым и раздражительным. Из-за этого его жена, сыновья, дочери, родственники и слуги были лишены каких бы то ни было удовольствий и постепенно озлобились на него. Со временем воры, члены семьи и судьба лишили его всего накопленного богатства. Оставшись без денег, всеми покинутый, этот брахман развил в себе сильный дух отречения от мира.

He considered how the earning and preservation of wealth involve great effort, fear, anxiety and confusion. Because of wealth, there arise fifteen unwanted items — thievery, violence, lying, deception, lust, anger, pride, feverishness, disagreement, hatred, distrust, conflict, attachment to women, gambling and intoxication. When this meditation arose in his heart, the brāhmaṇa could understand that the Supreme Lord Śrī Hari had somehow become satisfied with him. He felt that only because the Lord was pleased with him had the apparently unfavorable turn of events in his life occurred. He was grateful that a sense of detachment had arisen in his heart and considered it the factual means for delivering his soul. In this condition he determined to engage the duration of his life in the worship of Lord Hari and thus accepted the mendicant order of tridaṇḍi-sannyāsa. Subsequently, he would enter different villages to beg charity, but the people would harass and disturb him. But he simply tolerated all this, remaining firm as a mountain. He remained fixed in his chosen spiritual practice and sang a song renowned as the Bhikṣu-gīta.

Он размышлял о том, что богатство можно заработать и сохранить лишь ценой великих усилий, постоянного страха, тревоги и замешательства. Богатство является причиной пятнадцати нежелательных явлений — воровства, насилия, лжи, обмана, вожделения, гнева, гордости, вспыльчивости, споров, ненависти, недоверия, конфликтов, привязанности к женщинам, азартных игр и опьянения. Размышляя таким образом, брахман понял, что ему каким-то образом удалось доставить удовольствие Верховному Господу Шри Хари. Он осознал, что все эти, на первый взгляд неблагоприятные, изменения в его жизни произошли только потому, что Господь им доволен. Брахман возблагодарил Бога за чувство непривязанности к мирскому, пробудившееся в его, брахмана, сердце, ибо понял, что с его помощью можно освободить душу из материального плена. Пребывая в таком умонастроении, он решил посвятить остаток своей жизни поклонению Господу Хари и стал нищим триданди-санньяси. Он ходил по деревням, чтобы просить подаяние, но люди беспокоили и оскорбляли его. Однако он стойко терпел все невзгоды, оставаясь непоколебимым, как гора. Неотступно следуя по выбранному духовному пути, он однажды пропел песнь, которая стала известна под именем «Бхикшу-гита».

Neither mortal persons, the demigods, the soul, the ruling planets, the reactions of work nor time are the causes of one’s happiness and distress. Rather, the mind alone is their cause, because it is the mind that makes the spirit soul wander in the cycle of material life. The real purpose of all charity, religiosity and so forth is to bring the mind under control. A person who has already composed his mind in meditation has no need for these other processes, and for a person who is incapable of fixing his mind they are of no practical use. The false conception of material ego binds the transcendental soul to material sense objects. The Avantī brāhmaṇa therefore became determined to bring himself over the insurmountable ocean of material existence by rendering service to the lotus feet of the Supreme Lord, Mukunda, with the same perfect faith in the Lord exhibited by the great devotees of the past.

Ни простые смертные, ни полубоги, ни душа, ни планеты, ни последствия деятельности, ни время не являются причинами счастья или страдания человека. Причина — только ум, ибо именно он заставляет душу вращаться в круговороте материальной жизни. Истинная цель любой благотворительности, религиозности и т. п. — обуздать ум. Тот, кто уже успокоил ум при помощи медитации, не нуждается во всех остальных практиках, а для того, кто не способен усмирить ум, все эти практики бесполезны. Иллюзорное материальное эго привязывает трансцендентную душу к материальным объектам чувств. Поэтому брахман из Аванти твердо решил пересечь бескрайний океан материального бытия, служа лотосным стопам Верховного Господа Мукунды с той же абсолютной верой, какую демонстрировали великие преданные прошлого.

Only when one can focus his intelligence on the lotus feet of the Supreme Personality of Godhead can the mind be completely subdued; this is the essence of all practical prescriptions for spiritual advancement.

Лишь когда человек сосредоточит свой разум на лотосных стопах Верховной Личности Бога, он сможет полностью подчинить себе ум; в этом заключается суть всех практических предписаний, направленных на духовное развитие.

Text 1:
Śukadeva Gosvāmī said: Lord Mukunda, the chief of the Dāśārhas, having thus been respectfully requested by the best of His devotees, Śrī Uddhava, first acknowledged the fitness of his servant’s statements. Then the Lord, whose glorious exploits are most worthy of being heard, began to reply to him.
ТЕКСТ 1:
Шукадева Госвами сказал: Выслушав почтительные вопросы Шри Уддхавы, лучшего из Своих преданных, Господь Мукунда, глава династии Дашархи, вначале отдал должное речам Своего слуги. Затем Господь, чьи славные подвиги как ничто другое достойны того, чтобы о них слушать, начал ему отвечать.
Text 2:
Lord Śrī Kṛṣṇa said: O disciple of Bṛhaspati, there is virtually no saintly man in this world capable of resettling his own mind after it has been disturbed by the insulting words of uncivilized men.
ТЕКСТ 2:
Господь Шри Кришна сказал: О ученик Брихаспати, поистине, во всем мире нет святого, который смог бы вновь успокоить свой ум после того, как тот был взбудоражен оскорблениями некультурных людей.
Text 3:
Sharp arrows which pierce one’s chest and reach the heart do not cause as much suffering as the arrows of harsh, insulting words that become lodged within the heart when spoken by uncivilized men.
ТЕКСТ 3:
Острые стрелы, пронзающие грудь и достающие до сердца, ранят не так сильно, как стрелы грубых оскорблений, слетающих с уст жестоких людей и оседающих глубоко в сердце.
Text 4:
My dear Uddhava, in this regard a most pious story is told, and I shall now describe it to you. Please listen with careful attention.
ТЕКСТ 4:
Мой дорогой Уддхава, в связи с этим рассказывают одну весьма поучительную историю, и сейчас Я поведаю ее тебе. Пожалуйста, слушай очень внимательно.
Text 5:
Once a certain sannyāsī was insulted in many ways by impious men. However, with determination he remembered that he was suffering the fruit of his own previous karma. I will narrate to you his story and that which he spoke.
ТЕКСТ 5:
Жил когда-то один санньяси, которого всячески оскорбляли безбожники. Несмотря на их оскорбления, решимость не покидала его, ибо он помнил, что просто пожинает плоды своей прошлой кармы. Я поведаю тебе его историю и то, что он сам говорил по этому поводу.
Text 6:
In the country of Avantī there once lived a certain brāhmaṇa who was very rich and gifted with all opulences, and who was engaged in the occupation of commerce. But he was a miserly person — lusty, greedy and very prone to anger.
ТЕКСТ 6:
В стране Аванти жил один брахман. Был он очень состоятельным и владел всевозможными богатствами, а основным занятием его была торговля. Однако при всем этом он был скупцом — похотливым, жадным и очень раздражительным.
Text 7:
In his home, devoid of religiosity and lawful sense gratification, the family members and guests were never properly respected, even with words. He would not even allow sufficient gratification for his own body at the suitable times.
ТЕКСТ 7:
Ни праведность, ни дозволенные чувственные наслаждения не обитали в его доме. Там никогда не выказывали, даже на словах, должного почтения ни членам семьи, ни гостям. Даже собственному телу этот человек не давал в достаточной мере наслаждаться в надлежащее время.
Text 8:
Since he was so hardhearted and miserly, his sons, in-laws, wife, daughters and servants began to feel inimical toward him. Becoming disgusted, they would never treat him with affection.
ТЕКСТ 8:
Он был столь жестокосерден и скуп, что сыновья, родственники со стороны жены, сама жена, дочери и слуги обозлились на него. Они прониклись к нему отвращением, и он не слышал от них доброго слова.
Text 9:
In this way the presiding deities of the five family sacrifices became angry at the brāhmaṇa, who, being niggardly, guarded his wealth like a Yakṣa, who had no good destination either in this world or the next, and who was totally deprived of religiosity and sense enjoyment.
ТЕКСТ 9:
Этого скупого брахмана не ожидало ничего хорошего ни в этой жизни, ни в следующей. Он не был религиозен и не знал чувственных наслаждений и только стерег свое богатство, подобно якше. И вот главенствующие божества пяти семейных жертвоприношений разгневались на него.
Text 10:
O magnanimous Uddhava, by his neglect of these demigods he depleted his stock of piety and all his wealth. The accumulation of his repeated exhaustive endeavors was totally lost.
ТЕКСТ 10:
О великодушный Уддхава, пренебрегая этими полубогами, он исчерпал весь запас своего благочестия и богатства. Все усилия, которые он так долго прилагал, оказались напрасны.
Text 11:
Some of the wealth of this so-called brāhmaṇa was taken away by his relatives, My dear Uddhava, some by thieves, some by the whims of providence, some by the effects of time, some by ordinary men and some by government authorities.
ТЕКСТ 11:
Дорогой Уддхава, часть богатства этого так называемого брахмана забрали его родственники, что-то досталось ворам, а что- то ушло по воле провидения. Что-то забрало время, что-то — обычные люди, а что-то — представители власти.
Text 12:
Finally, when his property was completely lost, he who never engaged in religiosity or sense enjoyment became ignored by his family members. Thus he began to feel unbearable anxiety.
ТЕКСТ 12:
Наконец, когда этот брахман, не знавший в жизни ни религиозных устремлений, ни чувственных удовольствий, растерял все свое богатство, родственники отвернулись от него, и от этого он впал в страшное смятение.
Text 13:
Having lost all his wealth, he felt great pain and lamentation. His throat choked up with tears, and he meditated for a long time on his fortune. Then a powerful feeling of renunciation came over him.
ТЕКСТ 13:
Утратив все, что имел, он испытывал невыносимые страдания и сокрушался. Его душили слезы, и он постоянно думал о своей судьбе. Вскоре в его сердце проснулось сильнейшее чувство непривязанности к мирскому.
Text 14:
The brāhmaṇa spoke as follows: O what great misfortune! I have simply tormented myself uselessly, struggling so hard for money that was not even intended for religiosity or material enjoyment.
ТЕКСТ 14:
Брахман говорил так: О, какое несчастье! Я просто напрасно мучил себя, изо всех сил стараясь заработать побольше денег и при этом даже не собираясь тратить их на религиозные цели или мирские наслаждения.
Text 15:
Generally, the wealth of misers never allows them any happiness. In this life it causes their self-torment, and when they die it sends them to hell.
ТЕКСТ 15:
Как правило, богатство не приносит скупцам счастья. В этой жизни оно заставляет их мучить себя, а после смерти отправляет в ад.
Text 16:
Whatever pure fame is possessed by the famous and whatever praiseworthy qualities are found in the virtuous are destroyed by even a small amount of greed, just as one’s attractive physical beauty is ruined by a trace of white leprosy.
ТЕКСТ 16:
Сколь бы чиста ни была слава тех, кто знаменит, и сколь бы похвальными качествами ни обладали добродетельные, всего одна капля жадности способна погубить все это, в точности как пятнышко белой проказы губит всю красоту и привлекательность тела.
Text 17:
In the earning, attainment, increase, protection, expense, loss and enjoyment of wealth, all men experience great labor, fear, anxiety and delusion.
ТЕКСТ 17:
Зарабатывая деньги, получая, умножая, защищая, тратя, теряя их и наслаждаясь ими, люди вынуждены тяжко трудиться и терпеть страх, беспокойство и смятение.
Texts 18-19:
Theft, violence, speaking lies, duplicity, lust, anger, perplexity, pride, quarreling, enmity, faithlessness, envy and the dangers caused by women, gambling and intoxication are the fifteen undesirable qualities that contaminate men because of greed for wealth. Although these qualities are undesirable, men falsely ascribe value to them. One desiring to achieve the real benefit of life should therefore remain aloof from undesirable material wealth.
ТЕКСТЫ 18-19:
Воровство, насилие, ложь, двуличие, вожделение, гнев, замешательство, гордость, ссоры, враждебность, безверие, зависть и опасности, возникающие от увлечения женщинами, азартными играми и опьяняющими веществами, — таковы пятнадцать нежелательных явлений, вызванных жадностью к деньгам и оскверняющих человека. Хотя все эти явления носят нежелательный характер, люди находят в них какую-то ценность. Тот, кто стремится к подлинному благу в жизни, должен держаться подальше от материального богатства, от которого нет ничего, кроме вреда.
Text 20:
Even a man’s brothers, wife, parents and friends united with him in love will immediately break off their affectionate relationships and become enemies over a single coin.
ТЕКСТ 20:
Даже братья, жена, родители и друзья, связанные с человеком узами любви, тут же порывают с ним и становятся его врагами из-за одной-единственной монетки.
Text 21:
For even a small amount of money these relatives and friends become very agitated and their anger is inflamed. Acting as rivals, they quickly give up all sentiments of goodwill and will reject one at a moment’s notice, even to the point of committing murder.
ТЕКСТ 21:
При виде даже небольшого состояния всех этих родственников и друзей охватывает возбуждение, и в их сердцах разгорается гнев. Превращаясь в соперников, они быстро теряют всякое расположение к человеку и при первой же возможности отвергают его, иногда не гнушаясь даже убийством.
Text 22:
Those who obtain human life, which is prayed for even by the demigods, and in that human birth become situated as first-class brāhmaṇas, are extremely fortunate. If they disregard this important opportunity, they are certainly killing their own self-interest and thus achieve a most unfortunate end.
ТЕКСТ 22:
Те, кто получил человеческое тело, о котором молят даже полубоги, и в этой жизни стал первоклассным брахманом, необычайно удачливы. Если они пренебрегают выпавшей им возможностью, то, несомненно, действуют себе во вред и в конце их ждет самая незавидная участь.
Text 23:
What mortal man, having achieved this human life, which is the very gateway to both heaven and liberation, would willingly become attached to that abode of worthlessness, material property?
ТЕКСТ 23:
Какой смертный, достигнув рождения в теле человека — этих райских врат и пути к освобождению, — добровольно станет привязываться к материальной собственности — этой обители всего бесполезного?
Text 24:
One who fails to distribute his wealth to the proper shareholders — the demigods, sages, forefathers and ordinary living entities, as well as his immediate relatives, in-laws and own self — is maintaining his wealth simply like a Yakṣa and will fall down.
ТЕКСТ 24:
Человек, который не делится своим богатством с теми, кому оно по праву причитается, — полубогами, мудрецами, предками, всеми живыми существами, близкими родственниками и семьей со стороны жены, — и не тратит его на себя, просто охраняет это богатство, точно якша, и непременно падет.
Text 25:
Discriminating persons are able to utilize their money, youth and strength to achieve perfection. But I have feverishly squandered these in the useless endeavor for further wealth. Now that I am an old man, what can I achieve?
ТЕКСТ 25:
Разумные люди могут воспользоваться своими деньгами, молодостью и силой, чтобы достичь совершенства. Я же лихорадочно растрачивал все это в бессмысленной погоне за новым богатством. Теперь же, состарившись, разве смогу я чего-то достичь?
Text 26:
Why must an intelligent man suffer by his constant vain efforts to get wealth? Indeed, this whole world is most bewildered by someone’s illusory potency.
ТЕКСТ 26:
Зачем разумному человеку страдать в постоянной погоне за богатством, которая никогда не увенчается успехом? Поистине, весь мир совершенно сбит с толку чьей-то иллюзорной энергией.
Text 27:
For one who is in the grips of death, what is the use of wealth or those who offer it, sense gratification or those who offer it, or, for that matter, any type of fruitive activity, which simply causes one to again take birth in the material world?
ТЕКСТ 27:
Какая польза тому, кто оказался в тисках смерти, от богатства и тех, кто его дает, от чувственных удовольствий и тех, кто их предлагает, и, раз уж на то пошло, от любой деятельности ради плодов, которая попросту заставляет человека вновь рождаться в материальном мире?
Text 28:
The Supreme Personality of Godhead, Lord Hari, who contains within Himself all the demigods, must be satisfied with me. Indeed, He has brought me to this suffering condition and forced me to experience detachment, which is the boat to carry me over this ocean of material life.
ТЕКСТ 28:
Должно быть, Верховная Личность Бога, Господь Хари, в ком пребывают все полубоги, доволен мной. Поистине, это Он заставил меня страдать и так пробудил в моем сердце непривязанность к мирскому, которая, словно лодка, перенесет меня через этот океан материальной жизни.
Text 29:
If there is any time remaining in my life, I will perform austerities and force my body to subsist on the bare necessities. Without further confusion I shall pursue that which constitutes my entire self-interest in life, and I shall remain satisfied within the self.
ТЕКСТ 29:
Если в этой жизни мне отведено еще хоть сколько-то времени, я стану предаваться аскезе, а телу буду давать только то, что ему необходимо. Избавившись от заблуждений, я стану стремиться лишь к тому, что является истинным благом для меня, и всегда буду чувствовать внутреннее удовлетворение.
Text 30:
Thus may the presiding demigods of these three worlds kindly show their mercy upon me. Indeed, Mahārāja Khaṭvāṅga was able to achieve the spiritual world in a single moment.
ТЕКСТ 30:
Так пусть же полубоги, управляющие этими тремя мирами, одарят меня своей милостью. Поистине, Махараджа Кхатванга смог достичь духовного мира всего за один миг.
Text 31:
Lord Śrī Kṛṣṇa continued: His mind thus determined, that most excellent Avantī brāhmaṇa was able to untie the knots of desire within his heart. He then assumed the role of a peaceful and silent sannyāsī mendicant.
ТЕКСТ 31:
Господь Шри Кришна продолжал: Так, мысленно преисполнившись решимости, этот лучший из брахманов Аванти смог распутать узлы желаний в своем сердце и стал нищим санньяси, умиротворенным и молчаливым.
Text 32:
He wandered about the earth, keeping his intelligence, senses and life air under control. To beg charity he traveled alone to various cities and villages. He did not advertise his advanced spiritual position and thus was not recognized by others.
ТЕКСТ 32:
Он бродил по земле, держа в узде свой разум, чувства и жизненный воздух. Странствуя в одиночку, он ходил по разным городам и деревням, где просил подаяние. Он никогда не выставлял напоказ свое возвышенное духовное положение, а потому никто не выказывал ему особого почтения.
Text 33:
O kind Uddhava, seeing him as an old, dirty beggar, rowdy persons would dishonor him with many insults.
ТЕКСТ 33:
О царь Уддхава, видя перед собой этого старого, грязного нищего, невежественные люди поносили его, как только могли.
Text 34:
Some of these persons would take away his sannyāsī rod, and some the waterpot which he was using as a begging bowl. Some took his deerskin seat, some his chanting beads, and some would steal his torn, ragged clothing. Displaying these things before him, they would pretend to offer them back but would then hide them again.
ТЕКСТ 34:
Некоторые из этих людей отбирали у него посох санньяси, а другие — сосуд для воды, который он использовал как чашу для подаяний. Кто-то забирал у него оленью шкуру, на которой брахман сидел, некоторые отнимали четки, а другие воровали его рваную, ветхую одежду. Показывая ему эти вещи, они делали вид, будто собираются их вернуть, однако затем снова прятали их.
Text 35:
When he was sitting on the bank of a river about to partake of the food that he had collected by his begging, such sinful rascals would come and pass urine on it, and they would dare to spit on his head.
ТЕКСТ 35:
Когда, сидя на берегу реки, он готовился принимать пищу, собранную в качестве подаяния, эти грешники и негодяи приходили и мочились на нее, а некоторые осмеливались плевать ему на голову.
Text 36:
Although he had taken a vow of silence, they would try to make him speak, and if he did not speak they would beat him with sticks. Others would chastise him, saying, “This man is just a thief.” And others would bind him up with rope, shouting, “Tie him up! Tie him up!”
ТЕКСТ 36:
Хотя он хранил обет молчания, они пытались заставить его заговорить, а когда он отказывался, били его палками. Другие поносили его, заявляя: «Этот человек — просто вор», а некоторые с криками «Свяжите его! Свяжите его!» связывали его веревкой.
Text 37:
They would criticize and insult him, saying, “This man is just a hypocrite and a cheat. He makes a business of religion simply because he lost all his wealth and his family threw him out.”
ТЕКСТ 37:
Они ругали и оскорбляли его, говоря: «Этот человек — просто лицемер и обманщик. Религия для него всего лишь способ заработать, ведь он потерял все свое богатство и родственники вышвырнули его из дома».
Texts 38-39:
Some would ridicule him by saying, “Just see this greatly powerful sage! He is as steadfast as the Himālaya Mountains. By practice of silence he strives for his goal with great determination, just like a heron.” Other persons would pass foul air upon him, and sometimes others would bind this twice-born brāhmaṇa in chains and keep him captive like a pet animal.
ТЕКСТЫ 38-39:
Некоторые смеялись над ним, говоря: «Взгляните на этого могущественного святого! Он непоколебим, точно Гималаи. Следуя обету молчания, он неуклонно движется к своей цели, решительный, словно цапля». Другие выпускали перед ним газы, а были и такие, кто заковывал этого дваждырожденного брахмана в цепи и держал его на привязи, как домашнее животное.
Text 40:
The brāhmaṇa understood that all his suffering — from other living beings, from the higher forces of nature and from his own body — was unavoidable, being allotted to him by providence.
ТЕКСТ 40:
Брахман понимал, что все его страдания — будь то от других живых существ, от высших сил природы или от собственного тела — неизбежны, ибо посланы ему провидением.
Text 41:
Even while being insulted by these low-class men who were trying to effect his downfall, he remained steady in his spiritual duties. Fixing his resolution in the mode of goodness, he began to chant the following song.
ТЕКСТ 41:
Даже когда эти люди из низких сословий оскорбляли его и пытались заставить его упасть, брахман неуклонно исполнял свои духовные обязанности. Утвердив свою решимость в гуне благости, он начал петь такую песнь.
Text 42:
The brāhmaṇa said: These people are not the cause of my happiness and distress. Neither are the demigods, my own body, the planets, my past work, or time. Rather, it is the mind alone that causes happiness and distress and perpetuates the rotation of material life.
ТЕКСТ 42:
Брахман сказал: Причина моего счастья и страданий вовсе не в этих людях. Ни при чем здесь и полубоги, мое собственное тело, планеты, моя прошлая деятельность или время. Счастье и страдания приносит нам лишь ум, который заставляет вращаться колесо материальной жизни.
Text 43:
The powerful mind actuates the functions of the material modes, from which evolve the different kinds of material activities in the modes of goodness, ignorance and passion. From the activities in each of these modes develop the corresponding statuses of life.
ТЕКСТ 43:
Могучий ум пробуждает к действию гуны природы, из которых возникают разные виды материальной деятельности в гунах благости, страсти и невежества. Из деятельности в каждой из этих гун развиваются соответствующие уровни жизни.
Text 44:
Although present along with the struggling mind within the material body, the Supersoul is not endeavoring, because He is already endowed with transcendental enlightenment. Acting as my friend, He simply witnesses from His transcendental position. I, the infinitesimal spirit soul, on the other hand, have embraced this mind, which is the mirror reflecting the image of the material world. Thus I have become engaged in enjoying objects of desire and am entangled due to contact with the modes of nature.
ТЕКСТ 44:
Присутствуя в материальном теле рядом с вечно беспокойным умом, Сверхдуша ни к чему не стремится, ибо и без того сияет неземным светом знания. Действуя как мой друг, Она просто наблюдает за мной с высоты Своего трансцендентного положения. Я же, бесконечно малая духовная частица, прильнул к уму, в котором, словно в зеркале, отражается материальный мир. Так я погрузился в наслаждения объектами своих желаний и от соприкосновения с гунами природы стал их пленником.
Text 45:
Charity, prescribed duties, observance of major and minor regulative principles, hearing from scripture, pious works and purifying vows all have as their final aim the subduing of the mind. Indeed, concentration of the mind on the Supreme is the highest yoga.
ТЕКСТ 45:
Конечная цель благотворительности, исполнения предписанных обязанностей, соблюдения главных и второстепенных регулирующих принципов, слушания писаний, совершения праведных поступков и следования очистительным обетам — это обуздание ума. Поистине, сосредоточение ума на Всевышнем — это совершенство йоги.
Text 46:
If one’s mind is perfectly fixed and pacified, then tell me what need does one have to perform ritualistic charity and other pious rituals? And if one’s mind remains uncontrolled, lost in ignorance, then of what use are these engagements for him?
ТЕКСТ 46:
Если ум человека полностью сосредоточен и умиротворен, то, скажи, зачем тому заниматься ритуальной благотворительностью и совершать другие религиозные обряды? А если ум не обуздан и утопает в невежестве, то что толку от всех этих занятий?
Text 47:
All the senses have been under the control of the mind since time immemorial, and the mind himself never comes under the sway of any other. He is stronger than the strongest, and his godlike power is fearsome. Therefore, anyone who can bring the mind under control becomes the master of all the senses.
ТЕКСТ 47:
Все чувства с незапамятных времен подчиняются уму, сам же ум никому и ничему не подвластен. Он сильнее самого сильного, и его божественная мощь устрашает. Поэтому любой, кому удается подчинить себе ум, становится повелителем всех чувств.
Text 48:
Failing to conquer this irrepressible enemy, the mind, whose urges are intolerable and who torments the heart, many people are completely bewildered and create useless quarrel with others. Thus they conclude that other people are either their friends, their enemies or parties indifferent to them.
ТЕКСТ 48:
Многие, не сумев одолеть этого неукротимого врага, чьим побуждениям невозможно сопротивляться и который терзает их сердце, впадают в замешательство и затевают бессмысленные ссоры с другими. В итоге они приходят к выводу, что люди делятся на друзей, врагов и тех, кто придерживается нейтралитета.
Text 49:
Persons who identify with this body, which is simply the product of the material mind, are blinded in their intelligence, thinking in terms of “I” and “mine.” Because of their illusion of “this is I, but that is someone else,” they wander in endless darkness.
ТЕКСТ 49:
Люди, отождествляющие себя с телом, которое есть не что иное, как порождение материального ума, слепы разумом, ибо мыслят категориями «я» и «мое». Пребывая в иллюзии, они думают: «Это я, а это кто-то другой» — и блуждают в бескрайней тьме.
Text 50:
If you say that these people are the cause of my happiness and distress, then where is the place of the soul in such a conception? This happiness and distress pertain not to the soul but to the interactions of material bodies. If someone bites his tongue with his own teeth, at whom can he become angry in his suffering?
ТЕКСТ 50:
Если вы скажете, что причина моего счастья или страдания — в этих людях, то где в этой теории место душе? Эти счастье и страдание относятся не к душе, а к взаимодействию материальных тел. Если человек прикусил язык, на кого ему гневаться за испытываемую боль?
Text 51:
If you say that the demigods who rule the bodily senses cause suffering, still, how can such suffering apply to the spirit soul? This acting and being acted upon are merely interactions of the changeable senses and their presiding deities. When one limb of the body attacks another, with whom can the person in that body be angry?
ТЕКСТ 51:
Вы можете сказать, что страдания человеку приносят полубоги, управляющие чувствами тела, но, опять же, какое отношение эти страдания имеют к душе? Это действие и подверженность действию — лишь взаимовлияние изменчивых чувств и управляющих ими полубогов. Когда живое существо одной частью своего тела повреждает другую, на кого ему гневаться?
Text 52:
If the soul himself were the cause of happiness and distress, then we could not blame others, since happiness and distress would be simply the nature of the soul. According to this theory, nothing except the soul actually exists, and if we were to perceive something besides the soul, that would be illusion. Therefore, since happiness and distress do not actually exist in this concept, why become angry at oneself or others?
ТЕКСТ 52:
Если бы причиной счастья и несчастья была сама душа, то и тогда винить других не имело бы смысла, ибо счастье и страдание в данном случае были бы неотъемлемой частью природы самой души. Согласно этой теории, в мире нет ничего, кроме души, а если мы видим что-либо помимо нее, то это иллюзия. А если счастья и страдания на самом деле нет, то к чему гневаться на себя или других?
Text 53:
And if we examine the hypothesis that the planets are the immediate cause of suffering and happiness, then also where is the relationship with the soul, who is eternal? After all, the effect of the planets applies only to things that have taken birth. Expert astrologers have moreover explained how the planets are only causing pain to each other. Therefore, since the living entity is distinct from these planets and from the material body, against whom should he vent his anger?
ТЕКСТ 53:
Если же предположить, будто непосредственной причиной счастья и страдания служат планеты, то и в этом случае — как все это связано с вечной душой? В конце концов, влияние планет распространяется только на те объекты, которые имеют начало. К тому же, как объясняют опытные астрологи, планеты причиняют страдания лишь друг другу. А поскольку живое существо не планета и поскольку оно отлично от материального тела, на кого ему гневаться?
Text 54:
If we assume that fruitive work is the cause of happiness and distress, we still are not dealing with the soul. The idea of material work arises when there is a spiritual actor who is conscious and a material body that undergoes the transformation of happiness and distress as a reaction to such work. Since the body has no life, it cannot be the actual recipient of happiness and distress, nor can the soul, who is ultimately completely spiritual and aloof from the material body. Since karma thus has no ultimate basis in either the body or the soul, at whom can one become angry?
ТЕКСТ 54:
Если допустить, что причина счастья и страданий — в деятельности ради плодов, то и тут мы не обнаружим никакой связи с душой. Само понятие материальной деятельности предполагает, что есть обладающая сознанием душа, совершающая действия, и материальное тело, которое испытывает последствия этих действий — сменяющие друг друга наслаждения и страдания. Поскольку само тело безжизненно, оно не может испытывать счастье или страдать; не может этого и душа — полностью духовная по природе и не имеющая ничего общего с материальным телом. А раз карма коренится не в теле и не в душе, на кого человеку гневаться?
Text 55:
If we accept time as the cause of happiness and distress, that experience still cannot apply to the spirit soul, since time is a manifestation of the Lord’s spiritual potency and the living entities are also expansions of the Lord’s spiritual potency manifesting through time. Certainly a fire does not burn its own flames or sparks, nor does the cold harm its own snowflakes or hail. In fact, the spirit soul is transcendental and beyond the experience of material happiness and distress. At whom, therefore, should one become angry?
ТЕКСТ 55:
Если же считать причиной счастья и страданий время, то и тогда мы не сможем приписать этот опыт душе, ибо время — это проявление духовной энергии Господа, а живые существа — это также экспансии Его духовной энергии, проявляющиеся во времени. Не может огонь сжечь собственное пламя или искры, а мороз — повредить снежинкам или граду. На самом деле душа трансцендентна и неподвластна материальным наслаждениям и страданиям. На кого же тогда ей гневаться?
Text 56:
The false ego gives shape to illusory material existence and thus experiences material happiness and distress. The spirit soul, however, is transcendental to material nature; he can never actually be affected by material happiness and distress in any place, under any circumstance or by the agency of any person. A person who understands this has nothing whatsoever to fear from the material creation.
ТЕКСТ 56:
Ложное эго формирует иллюзорное материальное бытие, а потому испытывает материальное счастье и страдания. Душа же запредельна материальной природе; на нее никогда, нигде, ни при каких обстоятельствах не влияют материальные счастье и страдания, и никто не может стать этому причиной. Тому, кто понимает это, нечего бояться в материальном мире.
Text 57:
I shall cross over the insurmountable ocean of nescience by being firmly fixed in the service of the lotus feet of Kṛṣṇa. This was approved by the previous ācāryas, who were fixed in firm devotion to the Lord, Paramātmā, the Supreme Personality of Godhead.
ТЕКСТ 57:
Утвердившись в служении лотосным стопам Кришны, я пересеку непреодолимый океан невежества. Так поступали ачарьи прошлого, обретшие в себе непоколебимую преданность Господу, Параматме, Верховной Личности Бога.
Text 58:
Lord Śrī Kṛṣṇa said: Thus becoming detached upon the loss of his property, this sage gave up his moroseness. He left home, taking sannyāsa, and began to travel about the earth. Even when insulted by foolish rascals he remained unswerved from his duty and chanted this song.
ТЕКСТ 58:
Господь Шри Кришна сказал: Так, утратив богатство, этот мудрец отказался от материальных привязанностей и больше не унывал. Приняв санньясу, он покинул дом и отправился странствовать по земле. Глупцы и негодяи оскорбляли его, но, несмотря на это, он твердо исполнял свой долг и пел эту песнь.
Text 59:
No other force besides his own mental confusion makes the soul experience happiness and distress. His perception of friends, neutral parties and enemies and the whole material life he builds around this perception are simply created out of ignorance.
ТЕКСТ 59:
Никакая другая сила, кроме заблуждений собственного ума, не может заставить душу испытывать счастье или страдание. Дружба, нейтралитет и вражда, а также вся материальная жизнь, которую человек строит вокруг подобных представлений, — это просто результат невежества.
Text 60:
My dear Uddhava, fixing your intelligence on Me, you should thus completely control the mind. This is the essence of the science of yoga.
ТЕКСТ 60:
Дорогой Уддхава, сосредоточив свой разум на Мне, ты должен таким образом полностью подчинить себе ум. Такова суть науки о йоге.
Text 61:
Anyone who listens to or recites to others this song of the sannyāsī, which presents scientific knowledge of the Absolute, and who thus meditates upon it with full attention, will never again be overwhelmed by the dualities of material happiness and distress.
ТЕКСТ 61:
Тот, кто слушает или читает другим эту песнь санньяси, в которой излагается научное знание об Абсолюте, и кто сосредоточенно, с полным вниманием размышляет над ней, никогда не станет вновь жертвой двойственности материального счастья и страданий.