Skip to main content

Text 9

ТЕКСТ 9

Devanagari

Деванагари

अन्तर्गृहगता: काश्चिद् गोप्योऽलब्धविनिर्गमा: । कृष्णं तद्भ‍ावनायुक्ता दध्युर्मीलितलोचना: ॥ ९ ॥

Text

Текст

antar-gṛha-gatāḥ kāścid
gopyo ’labdha-vinirgamāḥ
kṛṣṇaṁ tad-bhāvanā-yuktā
dadhyur mīlita-locanāḥ
антар-гха-гат кчид
гопйо ’лабдха-виниргам
кша тад-бхван-йукт
дадхйур мӣлита-лочан

Synonyms

Пословный перевод

antaḥ-gṛha — within their homes; gatāḥ — present; kāścit — some; gopyaḥgopīs; alabdha — not obtaining; vinirgamāḥ — any exit; kṛṣṇam — upon Śrī Kṛṣṇa; tat-bhāvanā — with ecstatic love for Him; yuktāḥ — fully endowed; dadhyuḥ — they meditated; mīlita — closed; locanāḥ — their eyes.

анта-гха — в своих домах; гат — находящиеся; кчит — некоторые; гопйагопи; алабдха — не обретя; виниргам — выхода; кшам — на Шри Кришну; тат-бхван — экстатической любовью к Нему; йукт — наделенные; дадхйу — они медитировали; мӣлита — закрыты; лочан — их глаза.

Translation

Перевод

Some of the gopīs, however, could not manage to get out of their houses, and instead they remained home with eyes closed, meditating upon Him in pure love.

Однако некоторым гопи не удалось выбраться из дома, и тогда, охваченные чистой любовью к Нему, они стали медитировать на Господа с закрытыми глазами.

Purport

Комментарий

Throughout the Tenth Canto, Śrīla Viśvanātha Cakravartī Ṭhākura gives elaborate poetic commentaries on Lord Kṛṣṇa’s pastimes. It is not always possible to include these extensive descriptions, but we will quote in its entirety his comments on this verse. It is our sincere recommendation to the learned Vaiṣṇava community that a qualified devotee of the Lord present the entire commentary of Śrīla Viśvanātha Cakravartī on the Tenth Canto as a separate book, which will undoubtedly be appreciated by devotees and nondevotees alike. The ācārya’s comments on this verse are as follows:

Шрила Вишванатха Чакраварти Тхакур написал подробные, поэтичные комментарии к Десятой песни «Шримад- Бхагаватам», объясняя лилы Господа Кришны. К сожалению, не всегда возможно включить их целиком в эту книгу, однако комментарий к этому стиху мы приведем полностью. Мы настоятельно рекомендуем квалифицированным преданным нашего общества вайшнавов выпустить перевод комментариев Шрилы Вишванатхи Чакраварти Тхакура к Десятой песни в виде отдельной книги. Нет никаких сомнений в том, что эта книга понравится и преданным, и обычным людям. Данный стих ачарья комментирует так:

“In this context we will make our analysis according to the method described in Śrīla Rūpa Gosvāmī’s Ujjvala-nīlamaṇi. There are two categories of gopīs: the eternally perfect (the nitya-siddhas) and those who have become perfect by practicing bhakti-yoga (the sādhana-siddhas). The sādhana-siddhas are of two categories: those who belong to special groups and those who do not. And there are also two classes of the gopīs belonging to special groups: namely the śruti-cārīs, who come from the group of the personified Vedas, and the ṛṣi-cārīs, who come from the group of sages who saw Lord Rāmacandra in the Daṇḍakāraṇya forest.

«Чтобы объяснить этот стих, мы проведем анализ, основываясь на методе, описанном Шрилой Рупой Госвами в его книге „Уджвала-ниламани“. Существует две категории гопи: вечно совершенные (нитья-сиддхи) и те, кто достиг совершенства, следуя практике бхакти-йоги (садхана-сиддхи). Среди садхана-сиддх можно также выделить две категории: принадлежащие к особым группам и те, кто не относится ни к какой группе. Принадлежащие к особым группам гопи, в свою очередь, делятся на шрути-чари, олицетворенные Веды, и риши-чари, мудрецов, увидевших Господа Рамачандру в лесу Дандакаранья.

“This same fourfold categorization of the gopīs is given in the Padma Purāṇa:

Об этих же четырех разновидностях гопи говорится в „Падма- пуране“:

gopyas tu śrutayo jñeyā
ṛṣi-jā gopa-kanyakāḥ
deva-kanyāś ca rājendra
na mānuṣyāḥ kathañcana
гопйас ту рутайо джей
ши-дж гопа-канйак
дева-канй ча рджендра
на мнушй катхачана

‘It is understood that some of the gopīs are personified Vedic literatures, while others are reborn sages, daughters of cowherds, or demigod maidens. But by no means, my dear King, are any of them ordinary humans.’ Here we are informed that although the gopīs appeared to be human cowherd girls, they actually were not. Thus the contention that they are mortals is refuted.

„Известно, что одни гопи — это олицетворенные Веды, другие — перевоплотившиеся мудрецы, третьи — дочери пастухов, а четвертые — небожительницы. Однако никто из них, о царь, не относится к категории обычных людей“. Иначе говоря, этот стих сообщает нам, что, хотя гопи выглядели обычными пастушками, на самом деле они таковыми не являлись. Таким образом, здесь опровергается представление о том, что гопи — простые смертные.

“The daughters of cowherds, referred to here as gopa-kanyās, must be eternally perfect, since we never hear of them having executed any sādhana. Their apparent sādhana of worshiping goddess Kātyāyanī in the role of gopīs merely manifests their manner of playing like human beings, and the Bhāgavatam narrates the account of this worship only to show how they had fully taken on the role of cowherd girls.

Дочери пастухов, названные здесь гопа-канйа, — это вечно совершенные живые существа, ибо нигде не упоминается о том, что они следовали какой-либо садхане. Их поклонение богине Катьяяни, которое можно принять за садхану, — всего лишь часть их игры в обычных людей, и в „Бхагаватам“ история их поклонения приводится лишь затем, чтобы показать, как искусно они вошли в свою роль юных пастушек.

“That the gopa-kanyā gopīs are actually nitya-siddhas, eternally perfect devotees of the Lord, is established by a statement in Brahma-saṁhitā (5.37) — ānanda-cinmaya-rasa-pratibhāvitābhiḥ — which proves that they are the Lord’s spiritual pleasure potency. Similarly, we have the words of the Gautamīya-tantra, hlādinī yā mahā-śaktiḥ. Further corroboration of their eternal perfection is that these gopīs, being coeternal with Lord Kṛṣṇa, their lover, are mentioned along with Him in the eighteen-syllable mantra, the ten-syllable mantra and others, and also that the worship of these mantras, and also the śrutis that present them, have been in existence since beginningless time.”

Подтверждение тому, что гопа-каньи являются нитья-сиддхами, вечно совершенными преданными Господа, мы находим в „Брахма- самхите“ (5.37) — нанда-чинмайа-раса-пратибхвитбхи. Здесь утверждается, что они суть проявление духовной энергии Господа. В „Гаутамия-тантре“ мы находим аналогичное утверждение: хлдинӣ й мах-акти. Вечное совершенство гопи подтверждается также и тем, что они как вечные возлюбленные Господа упоминаются в восемнадцатисложной, десятисложной и других мантрах. Поклонение Богу через повторение этих мантр, равно как и шрути, в которых они приводятся, существуют с незапамятных времен, что также подтверждает вечную природу гопи.

The deva-kanyās, daughters of the demigods, who are mentioned in the verse beginning sambhavas tv amara-striyaḥ, are explained in Śrī Ujjvala-nīlamaṇi as partial expansions of the gopīs who are eternally perfect. That the śruti-cārī gopīs, the personified Vedas, are sādhana-siddha is understood from the following words of theirs quoted in the Bṛhad-vāmana Purāṇa:

Согласно „Шри Уджвала-ниламани“, дева-каньи, дочери полубогов, о которых говорится в стихе самбхавас тв амара-стрийа, — это частичные проявления вечно совершенных гопи. Доказательство тому, что шрути-чари гопи, олицетворенные Веды, — это садхана-сиддхи, мы находим в „Брихад-Вамана-пуране“, где они говорят о себе следующее:

kandarpa-koṭi-lāvaṇye
tvayi dṛṣṭe manāṁsi naḥ
kāminī-bhāvam āsādya
smara-kṣubdhānya-saṁśayāḥ
кандарпа-кои-лвайе
твайи дше манси на
кминӣ-бхвам сдйа
смара-кшубдхнйа-саай
yathā tval-loka-vāsinyaḥ
kāma-tattvena gopikāḥ
bhajanti ramaṇaṁ matvā
cikīrṣājaninas tathā
йатх твал-лока-всинйа
кма-таттвена гопик
бхаджанти рамаа матв
чикӣршджанинас татх

‘Since we have seen Your face, which possesses the beauty of millions of Cupids, our minds have become lusty after You like those of young girls, and we have forgotten all other allurements. We have developed the desire to act toward You as do the gopīs who dwell on Your transcendental planet and who manifest the nature of Cupid by worshiping You with the idea that You are their paramour.’

„С тех пор, как мы увидели Твое лицо, красота которого в миллионы раз превосходит красоту Кандарпы, бога любви, умы наши охватила страсть, словно мы были юными девушками. Все остальные соблазны потеряли для нас свою привлекательность, и в наших сердцах появилось желание стать такими же, как гопи, которые живут на Твоей трансцендентной планете и проявляют природу бога любви, поклоняясь Тебе как своему возлюбленному“.

“The ṛṣi-cārī gopīs are also sādhana-siddha, as stated in Ujjvala-nīlamaṇi: gopālopāsakāḥ pūrvam aprāptābhīṣṭa-siddhayaḥ. Previously they were all mahārṣis living in the Daṇḍaka forest. We find evidence for this in the Padma Purāṇa, Uttara-khaṇḍa:

Как утверждается в „Уджвала-ниламани“, риши-чари гопи — это также садхана-сиддхи: гоплопсак пӯрвам апрптбхӣша- сиддхайа. Ранее все они были мудрецами, жившими в лесу Дандака. Подтверждение этому мы находим в „Падма-пуране“ (Уттара-кханда):

dṛṣṭvā rāmaṁ hariṁ tatra
bhoktum aicchan su-vigraham
te sarve strītvam āpannāḥ
samudbhūtāś ca gokule
hariṁ samprāpya kāmena
tato muktā bhavārṇavāt
дшв рма хари татра
бхоктум аиччхан су-виграхам
те сарве стрӣтвам панн
самудбхӯт ча гокуле
хари сампрпйа кмена
тато мукт бхавравт

This verse says that upon seeing Lord Rāmacandra, the sages in the Daṇḍaka forest desired to enjoy Lord Hari (Kṛṣṇa). In other words, the sight of Lord Rāma’s beauty reminded them of Lord Hari, Gopāla, their personal object of worship, and they then wanted to enjoy with Him. But out of embarrassment they did not act on that desire, whereupon Lord Śrī Rāma, who is like a desire tree, gave His mercy to them, even though they had not voiced their request. Thus their desire was fulfilled, as stated by the words beginning te sarve. By means of their lusty attraction they became freed from the ocean of material existence, the cycle of birth and death, and coincidentally they got the association of Hari in conjugal love.

В этом стихе говорится, что, увидев Господа Рамачандру, мудрецы леса Дандака пожелали наслаждаться с Господом Хари (Кришной). Другими словами, при виде красоты Господа Рамы они вспомнили о Господе Хари, Гопале, которому поклонялись, и пожелали наслаждаться с Ним. Однако они постеснялись попытаться исполнить это желание. Господь же Шри Рама, подобный древу желаний, пролил на них Свою милость, даже несмотря на то, что они не осмелились высказать свою просьбу вслух. Таким образом, их желание осуществилось, на что указывает строка, начинающаяся со слов те сарве. Благодаря своему страстному желанию они выбрались из океана материального существования — круговорота рождений и смертей — и попутно получили возможность общаться с Хари в качестве Его возлюбленных.

“In the present verse of the Bhāgavatam we understand that it was the gopīs who had children who were kept forcibly at home. This fact is clear from verses yet to come: mātaraḥ pitaraḥ putrāḥ (Bhāg. 10.29.20), yat-paty-apatya-suhṛdām anuvṛttir aṅga (Bhāg. 10.29.32) and pati-sutānvaya-bhrātṛ-bāndhavān (Bhāg. 10.31.16). In his comments on the Tenth Canto, Śrīla Kavi-karṇapūra Gosvāmī mentions this fact. Without trying to repeat all his thoughts on this verse, we will give the gist of his purport:

Из данного стиха „Шримад-Бхагаватам“ следует, что у тех гопи, которых родственники не пустили на встречу с Кришной, были дети. Это станет еще более очевидно из следующих стихов: мтара питара путр (Бхаг., 10.29.20), йат-патй-апатйа- сухдм анувттир ага (Бхаг., 10.29.32) и пати-сутнвайа- бхрт-бндхавн (Бхаг., 10.31.16). В своем комментарии к Десятой песни Шрила Кави Карнапура Госвами упоминает об этом обстоятельстве. Мы не станем приводить здесь всё, сказанное им по этому поводу, но лишь упомянем основные моменты его комментария:

“‘Upon seeing the personal form of Lord Śrī Rāmacandra, the sages who were worshipers of Lord Gopāla immediately became elevated to the mature platform of spontaneous devotion, automatically reaching the stages of firm faith, attraction and attachment. But they had not yet completely freed themselves of all material contamination; therefore Śrī Yoga-māyā-devi arranged for them to take birth from the wombs of gopīs and become cowherd girls. By associating with the eternally perfect gopīs, some of these new gopīs fully manifested pūrva-raga loving attraction for Kṛṣṇa as soon as they reached puberty. (This kind of attraction develops even before one meets the beloved.) When these new gopīs got the direct audience of Kṛṣṇa and physically associated with Him, all their remaining contamination became burned up, and they achieved the advanced stages of prema, sneha and so on.

„Увидев Господа Шри Рамачандру, мудрецы, поклонявшиеся Господу Гопале, тут же достигли уровня спонтанной преданности, естественным образом пройдя ступени твердой веры, влечения и глубокой привязанности. Тем не менее они не до конца освободились от материальной скверны; поэтому Шри Йогамайя-деви устроила так, что все они родились как дети гопи и стали пасту́шками. Благодаря общению с вечно совершенными гопи некоторые из этих новых гопи к моменту достижения ими половой зрелости в полной мере развили любовное влечение к Кришне, называемое пурва-рагой. (Это влечение, которое испытывает человек до встречи со своим возлюбленным.) Когда эти гопи наконец увидели Кришну и получили возможность общаться с Ним, последние следы их осквернения сгорели и они возвысились до уровня премы, снехи и т. д.

“‘Even though they were in the company of their cowherd husbands, by the power of Yoga-māyā the gopīs remained unsullied by sexual contact with them; rather, they were situated in purely spiritual bodies that Kṛṣṇa enjoyed. On the night they heard the sound of Kṛṣṇa’s flute, their husbands tried to stop them, but by the merciful assistance of Yoga-māyā the sādhana-siddha gopīs were able to go forth to their beloved, together with the nitya-siddha gopīs.

Благодаря могуществу Йогамайи гопи оставались незапятнанными сексуальными отношениями со своими мужьями-пастухами; все эти гопи пребывали в чистых, духовных телах, наслаждаться которыми мог только Кришна. В ту ночь, когда Кришна заиграл на флейте, мужья попытались их остановить, однако по милостивому вмешательству Йогамайи эти садхана-сиддха гопи вместе с нитья-сиддха гопи смогли прийти на свидание со своим возлюбленным.

“‘Other gopīs, however, because of not getting the good fortune of associating with the nitya-siddha gopīs and other advanced gopīs, had not achieved the stage of prema, and so their contamination was not completely burned away. They entered the company of their cowherd husbands and, after sexual union with them, gave birth to children. But a short time later even these gopīs developed their pūrva-raga by hankering intensely for the physical association of Kṛṣṇa — a hankering they acquired by associating with the advanced gopīs. Becoming worthy recipients of the mercy of the perfected gopīs, they assumed transcendental bodies fit to be enjoyed by Kṛṣṇa, and when Yoga-māyā failed to help them overcome their husbands’ attempts to keep them from going out, they felt themselves cast into the worst calamity. Viewing their husbands, brothers, fathers and other family members as enemies, they came close to dying. Just as other women might remember their mothers or other relatives at the time of death, these gopīs remembered the sole friend of their very life, Kṛṣṇa, as stated in the present verse of the Bhāgavatam, beginning with the word antar.

Однако были и другие гопи, которым не посчастливилось близко общаться с нитья-сиддха гопи и другими возвышенными служанками Господа. Они не достигли уровня премы, и потому в их сердцах оставались следы материальной скверны. Они вышли замуж за пастухов и родили им детей. Некоторое время спустя и они развили в себе пурва-рагу, так как жаждали непосредственного общения с Кришной — желание это они обрели, общаясь с возвышенными гопи. Став достойными милости совершенных гопи, они получили трансцендентные тела, достойные того, чтобы Кришна мог наслаждаться ими. Когда же в ночь танца раса Йогамайя не смогла помочь им преодолеть сопротивление мужей, они почувствовали себя самыми несчастными женщинами на свете. Считая своих мужей, братьев, отцов и других родственников своими злейшими врагами, они были на грани смерти. Подобно тому как другие женщины в момент смерти вспоминают своих матерей или других родственников, эти гопи вспоминали единственного своего друга, Кришну, о чем говорится в этом стихе, начинающемся со слова антар.

“‘It is implied that those ladies were not able to exit because they were held back by their husbands, who were standing before them with sticks in their hands, scolding them. Although these gopīs were perpetually absorbed in love for Kṛṣṇa, at that particular time they meditated upon Him and cried out within: “Alas, alas, O only friend of our life! O ocean of the artistic skills of Vṛndāvana forest! Please let us become your girlfriends in some future life, because at this time we cannot see Your lotuslike face with our eyes. So be it; we shall look upon You with our minds.” Each of them lamenting to herself in this way, the gopīs stood with their eyes shut and meditated deeply upon Him.’”

Здесь имеется в виду, что эти гопи не смогли покинуть свои дома, так как их мужья стояли с палками в руках и бранили их, не пуская на встречу с Кришной. Эти девушки и так постоянно думали о Кришне, поглощенные любовью к Нему, однако в тот момент они с особенным чувством звали Его в своем сердце: „Увы, увы, наш единственный друг! О океан изящных искусств леса Вриндавана! Пожалуйста, позволь нам в одной из следующих жизней стать Твоими подружками — ведь сейчас мы не можем увидеть Твое лицо, подобное цветущему лотосу. Да сбудется это. Нам остается созерцать Тебя только в мыслях“. Скорбя так, каждая гопи стояла с закрытыми глазами и медитировала на Кришну“».