Skip to main content

Sloka 4

ТЕКСТ 4

Verš

Текст

nābhis tu yathābhilaṣitaṁ suprajastvam avarudhyāti-pramoda-bhara-vihvalo gadgadākṣarayā girā svairaṁ gṛhīta-naraloka-sadharmaṁ bhagavantaṁ purāṇa-puruṣaṁ māyā-vilasita-matir vatsa tāteti sānurāgam upalālayan parāṁ nirvṛtim upagataḥ.
нбхис ту йатхбхилашита супраджаствам аварудхйти-прамода-бхара-вихвало гадгадкшарай гир сваира гхӣта-наралока-садхарма бхагаванта пура-пуруша мй-виласита- матир ватса ттети снургам упаллайан пар нирвтим упагата.

Synonyma

Пословный перевод

nābhiḥ — král Nābhi; tu — jistě; yathā-abhilaṣitam — jak si přál; su-prajastvam — nejkrásnějšího syna; avarudhya — dostal; ati-pramoda — velké radosti; bhara — přemírou; vihvalaḥ — zaplavený; gadgada-akṣarayā — chvějícím se v extázi; girā — s hlasem; svairam — ze Své nezávislé vůle; gṛhīta — přijal; nara-loka-sadharmam — jednal jako lidská bytost; bhagavantam — Nejvyšší Osobnost Božství; purāṇa-puruṣam — nejstarší ze všech živých bytostí; māyā — prostřednictvím yogamāyi; vilasita — zmatené; matiḥ — jeho uvažování; vatsa — můj drahý synu; tāta — miláčku; iti — takto; sa-anurāgam — s velkou náklonností; upalālayan — vychovával; parām — transcendentální; nirvṛtim — blaženost; upagataḥ — získal.

нбхи — царь Набхи; ту — конечно же; йатх-абхилашитам — такого, какого хотел; су-праджаствам — прекраснейшего сына; аварудхйа — получив; ати-прамода — огромной радости; бхара — избытком; вихвала — переполненный; гадгада-акшарай — дрожащим от экстаза; гир — голосом; сваирам — по собственной воле; гхӣта — принявшего; нара-лока-садхармам — поведение человека; бхагавантам — Бога, Верховную Личность; пура-пурушам — старейшего из живых существ; мййогамайей; виласита — введено в заблуждение; мати — тот, чье сознание; ватса — сынок; тта — дорогой мой; ити — так; са-анургам — с величайшей нежностью; упаллайан — заботящийся; парм — трансцендентную; нирвтим — радость; упагата — обретший.

Překlad

Перевод

Jelikož král Nābhi dostal dokonalého syna, jakého si přál, byl neustále zaplavený transcendentální blažeností a otcovskou láskou. Ve vytržení Mu říkal chvějícím se hlasem: “Můj drahý synu, můj miláčku.” Toto uvažování, kdy pokládal Nejvyššího Pána, Svrchovaného Otce, za svého syna, způsobila yogamāyā. Pán se ze Své svrchované dobré vůle stal jeho synem a jednal s každým, jako kdyby Sám byl obyčejnou lidskou bytostí. Král Nābhi začal svého transcendentálního syna s velkou náklonností vychovávat a neustále ho naplňovala transcendentální blaženost, radost a oddanost.

Мечты Махараджи Набхи сбылись: у него родился идеальный сын. Переполненный отцовской нежностью, царь все время был погружен в духовное блаженство. «Сыночек мой ненаглядный», — звал он Его дрожащим от радости голосом. Эти чувства Махараджи Набхи были вызваны йогамайей, под влиянием которой он считал Верховного Господа, отца всех живых существ, своим сыном. Господь Сам, по Своей высшей, божественной воле стал сыном Махараджи Набхи и играл роль обыкновенного ребенка. Так царь Набхи, испытывая невиданное блаженство, с великой любовью и преданностью растил своего трансцендентного сына.

Význam

Комментарий

Slovo māyā je zde použité ve smyslu iluze. Jelikož Mahārāja Nābhi považoval Nejvyšší Osobnost Božství za svého vlasního syna, byl nepochybně v iluzi, ale jednalo se o transcendentální iluzi. Taková iluze je zapotřebí; jak jinak by někdo mohl pokládat Svrchovaného Otce za svého syna? Nejvyšší Pán se zjevuje jako syn některého ze Svých oddaných—Pán Kṛṣṇa se například zjevil jako syn Yaśody a Nandy Mahārāje. Tito oddaní na svého syna nikdy nedokázali myslet jako na Nejvyšší Osobnost Božství, neboť takový způsob uvažování by narušil jejich vztah rodičovské lásky.

Слово мй в данном случае означает «иллюзия». Считая Верховного Господа своим сыном, Махараджа Набхи, безусловно, находился во власти иллюзии, однако такая иллюзия духовна. Она была необходима, а иначе как еще возможно принять верховного отца за своего сына? Верховный Господь часто становится сыном Своих преданных, например Господь Кришна стал сыном Яшоды и Махараджи Нанды. Они никогда не думали о своем сыне как о Верховной Личности Бога, потому что это помешало бы им относиться к Нему с родительской любовью.