Skip to main content

Sloka 10

ТЕКСТ 10

Verš

Текст

jagarha sāmarṣa-vipannayā girā
śiva-dviṣaṁ dhūma-patha-śrama-smayam
sva-tejasā bhūta-gaṇān samutthitān
nigṛhya devī jagato ’bhiśṛṇvataḥ
джагарха смарша-випаннай гир
ива-двиша дхӯма-патха-рама-смайам
сва-теджас бхӯта-ган самуттхитн
нигхйа девӣ джагато ’бхивата

Synonyma

Пословный перевод

jagarha — začala odsuzovat; — ona; amarṣa-vipannayā — nesrozumitelnými vzhledem k jejímu hněvu; girā — slovy; śiva-dviṣam — nepřítel Pána Śivy; dhūma-patha — v obětech; śrama — nesnázemi; smayam — velmi pyšný; sva-tejasā — svým pokynem; bhūta-gaṇān — duchy; samutthitān — připravené (napadnout Dakṣu); nigṛhya — zastavila; devī — Satī; jagataḥ — v přítomnosti všech; abhiśṛṇvataḥ — slyšeli.

джагарха — начала бранить; с — она; амарша-випаннай — из-за гнева невнятно произнесенными; гир — словами; ива-двишам — врага Господа Шивы; дхӯма-патха — жертвоприношениями; рама — хлопотами; смайам — очень гордого; сва-теджас — по ее приказу; бхӯта-ган — духи; самуттхитн — готовые (изувечить Дакшу); нигхйа — остановились; девӣ — Сати; джагата — в присутствии всех собравшихся; абхивата — слышали.

Překlad

Перевод

Duchové, stoupenci Pána Śivy, byli připravení Dakṣu napadnout a zabít, ale Satī je zadržela. Hněvala se a současně byla nešťastná, a v této náladě začala odsuzovat plodonosné obětování a ty, kteří jsou na tak náročné a zbytečné oběti hrdí. Především však v přítomnosti všech odsoudila jednání svého otce.

Слуги Господа Шивы готовы были изувечить или убить Дакшу, однако Сати остановила их. Раздосадованная и разгневанная, она начала бранить тех, кто совершает жертвоприношения ради того, чтобы наслаждаться их плодами, и очень гордится этим, хотя такие трудоемкие жертвоприношения, в сущности, никому не нужны. Особенно она осуждала своего отца, открыто порицая его в присутствии всех собравшихся.

Význam

Комментарий

Oběť je určená k uspokojení Viṣṇua, Yajñeśi, poživatele výsledků všech obětí. Bhagavad-gītā (5.29) to také potvrzuje, když Pán říká: bhoktāraṁ yajña-tapasām. Kṛṣṇa je skutečným příjemcem všech obětí. Méně inteligentní lidé to nevědí a od vykonávání obětí si slibují hmotný zisk. Pro osoby, jako byl Dakṣa a jeho příznivci, je při vykonávání obětí hmotný zisk ve prospěch vlastního smyslového požitku prvořadým motivem. Podle této sloky jsou však takové oběti zavržené jako velké úsilí, které nepřináší nic užitečného. To dosvědčuje Śrīmad-Bhāgavatam. Můžeme sice následovat védské pokyny a podle nich konat oběti a další plodonosné činnosti, ale pokud nás nevedou k rozvoji připoutanosti k Viṣṇuovi, jsou pouhou ztrátou času. Vyvinout lásku k Viṣṇuovi také znamená vyvinout lásku a úctu k Jeho oddaným. Pán Śiva je považován za nejvýznamnějšího vaiṣṇavu. Vaiṣṇavānāṁ yathā śambhuḥ. Když tedy Satī viděla, že její otec konal velkou oběť, aniž by poctil Pána Śivu, největšího oddaného, velice ji to rozhněvalo. Hněvala se právem, neboť je-li Viṣṇu či vaiṣṇava napaden, je nutné se rozzlobit. Pán Caitanya, který vždy kázal nenásilí, mírnost a pokoru, se také rozzlobil, když Jagāi a Mādhāi napadli Nityānandu, a chtěl je za to zabít. Když někdo pomlouvá nebo uráží Viṣṇua či vaiṣṇavy, je naší povinností se hněvat. Narottama dāsa Ṭhākura řekl: krodha bhakta-dveṣi jane. Hněv je v každém, a pokud se použije proti těm, kteří závidí Nejvyšší Osobnosti Božství nebo vaiṣṇavům, pak má velkou hodnotu. Tolerovat napadení Viṣṇua nebo vaiṣṇavy není namístě. Skutečnost, že se Satī na svého otce rozzlobila, byla v pořádku. Byl sice jejím otcem, ale současně se snažil zneuctít největšího vaiṣṇavu. Hněv Satī proti němu byl tedy zcela oprávněný.

Жертвоприношения совершают прежде всего для того, чтобы удовлетворить Вишну, которого называют Ягьешей, так как именно Он наслаждается плодами всех жертвоприношений. Это подтверждается в «Бхагавад-гите» (5.29), где Господь говорит: бхоктра йаджа-тапасм. Он — единственный, кто наслаждается всем, что приносится в жертву. Не ведая об этом, неразумные люди совершают жертвоприношения ради достижения тех или иных материальных целей. Люди, подобные Дакше и его последователям, совершают жертвоприношения только для того, чтобы обрести те или иные материальные блага и наслаждаться ими. Сати осуждает тех, кто совершает жертвоприношения с такой целью, называя их жертвоприношения трудом, который не приносит никакой реальной пользы. О том же говорится в другом месте «Шримад-Бхагаватам» (1.2.8). Если, совершая жертвоприношения и другие кармические обряды, рекомендованные в Ведах, человек не развивает в себе привязанности к Вишну, то все, что он делал, было напрасной тратой времени. Человек, развивший в себе любовь к Вишну, должен также питать любовь и уважение к Его преданным. Господь Шива считается величайшим вайшнавом: ваишавн йатх амбху. Поэтому, когда Сати увидела, что ее отец, совершавший великие жертвоприношения, непочтительно относится к величайшему преданному, Господу Шиве, она страшно разгневалась. Это вполне естественная реакция — когда при нас оскорбляют Вишну или вайшнава, мы не должны оставаться спокойными. Господь Чайтанья всю жизнь проповедовал ненасилие и смирение, однако, когда Джагай и Мадхай оскорбили Нитьянанду, Он разгневался и хотел убить их. Когда при нас поносят или унижают вайшнава или Вишну, мы не должны терпеть это. Нароттама дас Тхакур говорит: кродха бхакта-двеши джане. Способность гневаться заложена у нас в природе, и если мы направим свой гнев на человека, который враждебно относится к Верховному Господу или Его преданным, то гнев станет добродетелью. Мы не должны терпеть, когда кто-то оскорбительно ведет себя по отношению к Вишну или вайшнаву. Сати разгневалась на собственного отца, и тем не менее ее гнев был вполне оправдан, так как ее отец оскорбил великого вайшнава. Гнев, который Сати обрушила на своего отца, заслуживает похвалы.